Вверх

Катарский конфликт: последствия и перспективы

13 июня 2017 Марк Шевченко

Кампания ведущих арабских держав, направленная на изоляцию Катара, может повредить международной торговле – от сырой нефти до металлов и продовольствия, не говоря уже о рынке газа

Катарский конфликт: последствия и перспективы

Фото: порт Хамад (Катар)

Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Бахрейн и Мальдивы прервали дипломатические отношения с Катаром и прекратили авиа- и морское сообщение с королевством, подозреваемом в масштабной поддержке терроризма на Среднем Востоке. Авиакомпании Etihad, Emirates и FlyDubai объявили о прекращении полетов в/из столицы Катара Дохи. Граница между Катаром и Саудовской Аравией закрыта. Закрыто и воздушное пространство ОАЭ.

Дубайский терминальный оператор DP World объявила во вторник 6 июня, что судам под катарским флагом запрещены судозаходы в порты ОАЭ на терминалы компании. То же касается судов, идущих в/из Катара. Напомним, что терминалы DP World находятся в Джебель-Али, Фуджейре и в порту Мина-Рашид.

Потенциальные последствия для судоходной индустрии сейчас сложно просчитать. Катар обладает значительными оффшорными нефтегазовыми мощностями, для обслуживания которых задействован солидный флот судов-снабженцев под иностранными флагами; катарский экспорт сжиженного газа обеспечивает большой флот LNG-танкеров. Уже сейчас порт Фуджейра, главный бункеровочный порт региона, подтвердил, что суда под катарским флагом и любые суда, следующие в Катар или отправляющиеся из Катара, не могут даже подойти к якорным стоянкам порта. Ожидается, что и другие региональные порты последуют этому примеру. В связи с этим выросла стоимость бункеровки для судов, обслуживающих катарские проекты: им приходится брать топливо в менее удобных, удаленных портах, например, в Сингапуре.

Кампания ведущих арабских держав, направленная на изоляцию Катара, может повредить международной торговле – от сырой нефти до металлов и продовольствия, не говоря уже о рынке газа, на котором маленькое государство Персидского залива является ключевым игроком. Трейдеры опасаются, что союзники Рияда откажутся принимать экспортные партии LNG из Катара.

Теперь Катар не в состоянии загружать своей сырой нефтью супертанкеры совместно с другими странами Залива. Агентство S&P Global Platts уже заявило, что Катар не будет автоматически учитываться при составлении ценового ориентира для ближневосточной нефти. Агентство отметило, что загрузка танкеров обычно состояла из катарской нефти и нефти из Кувейта, Саудовской Аравии, ОАЭ и Омана. «Ограничения судозаходов в Катар и связанная с эти неопределенность может повлиять на внутреннюю стоимость нефти, экспортируемой Катаром», - говорят аналитики.

В связи с закрытием сухопутной границы Саудовской Аравии с Катаром пострадал импорт продовольствия: сотни грузовиков с пищевыми продуктами не могут дойти до получателей. Некоторые источники уже сообщили о сокращении экспорта сахара-песка в Катар Эмиратами и Саудовской Аравией. При этом потребление сахара в рамадан, отмечаемый сейчас в мусульманском регионе, традиционно возрастает. Напомним, что Катар, население которого составляет 2,5 млн человек, почти полностью зависит от импорта продовольствия. Имея в виду, что перевалка контейнеров с потребительскими товарами для Катара обычно осуществлялась через Джебель-Али компанией MAERSKb.Co, дочерним предприятием Maersk Line, транспортникам придется изменить логистику. Maersk Line уже заявила, что перевалка грузов через этот порт в Эмиратах невозможна. Кстати, и Evergreen, и OOCL также приостановили функционирование катарских сервисов в связи с последними событиями. Напомним, что Катар обладает и собственными портовыми мощностями, скажем, в Хамаде (сданы в эксплуатацию в конце прошлого года), но в ситуации блокады эти мощности едва ли будут загружены.

Как сообщает Reuters, хозяева магазинов в Дохе уже в понедельник на прошлой неделе – сразу по получении информации о санкциях стран-соседей – начали закрывать магазины. Пока, впрочем, особого дефицита товаров не замечено, говорят корреспонденты агентства. Возникла некоторая нехватка свежей птицы и некоторых видов молочных продуктов. Однако полки супермаркетов переполнены овощами и фруктами.

Итак, суда из Катара не могут швартоваться в портах ОАЭ и Саудовской Аравии. По данным Thomson Reuters Eikon, шесть танкеров с грузом нефти, химикалий и сжиженного газа обязали покинуть воды Эмиратов, другие суда «застряли» в нейтральных водах.

Блокада Катара причиняет некоторые неудобства и самим странам Залива, в частности, если говорить о поставках катарского LNG. Например, у Royal Dutch Shell есть договоренность с Dubai Supply Authority о поставках до трех партий сжиженного газа, катарского по происхождению, в месяц. Впрочем, в компании называют эти неудобства «незначительными», указывая, что Shell в состоянии найти требуемое количество LNG в другом месте и заверяя, что на спотовый рынок блокада Катара влияния не окажет.

Официальный Каир пока не делал никаких заявлений. Однако администрация Суэцкого канала уже заявила, что в соответствии с международным соглашением, власти Египта разрешают всем судам проходить по Суэцкому каналу – за исключением случаев, когда судно идет под флагом страны, находящейся с Египтом в состоянии войны (аналогичное соглашение действует в отношении турецких проливов). Иными словами, в настоящий момент администрация канала не обладает властью запретить проход по Суэцу танкерам под катарским флагом.

Если конфликт обострится, впрочем, танкерам придется огибать Африку, что означает удлинения рейса примерно на месяц. Это способствовало бы росту спроса на российский трубопроводный газ – в ситуации, когда Европа стремится снизить свою зависимость от российских углеводородов.

Отметим, что Египет в обострении не заинтересован: под угрозой окажутся договоренности о поставках катарского газа в страну (трейдер – компания Trafigura). Несколько партий газа должны быть доставлены в Египет, в порт Айн-Сохна, в течение нескольких последующих недель, говорят представители трейдера. Можно ли ожидать, что Egyptian Natural Gas Holding откажется от импорта катарского газа, рискуя, что газ из альтернативных источников окажется намного дороже? Риторический вопрос.

Стоит напомнить, что египетский импорт газа на 60% имеет катарское происхождение. Сделки осуществляются через трейдеров - Trafigura, Glencore и Vitol.

Кстати, сложности возникли не только с перевозками газа. Катарское ориентированное предприятие по производству алюминия, частью которого владеет норвежская компания Norsk Hydro, потеряло возможность загружать суда в Джебель-Али.

Аналитики отмечают, что в связи с конфликтом возникли барьеры на пути транспортировки сырья потребителям в Азии, Европе и Соединенных Штатах. Они не столь велики. Американская ExxonMobil, мажоритарный акционер катарских LNG-проектов, полагает, что нынешняя блокада не окажет значительного влияния на глобальный рынок сжиженного газа. Однако на преодоление возникших сложностей уйдет некоторое время, а усугубление противостояния может привести к настоящему хаосу в цепи поставок. Долгосрочные последствия сегодня не берется предсказывать никто.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментарии


Комментировать