Вверх

Объемы бункеровки в украинских портах сократились в десять раз

05 октября 2017 Константин Ильницкий

Удивительно, но сегодня для украинских морских портов бункеровка топливом – это проблема. За дюжину лет годовые объемы бункеровки в украинских портах сократились в десять раз. О причинах возникновения проблемы и путях выхода из сложившейся ситуации по просьбе редакции рассказал Александр Рудь, эксперт бункерного рынка, проработавший двенадцать лет гендиректором «Одесской танкерной компании»:

Объемы бункеровки в украинских портах сократились в десять раз

– То, что суда, заходящие в украинские порты, причем не только в малые или средние, но и в такие крупные, как порты Большой Одессы, не могут получить необходимое им топливо, – ситуация абсурда. Такой ситуации, в представлении любого нормального судовладельца, просто не может быть.

Я это знаю не понаслышке, поскольку долго плавал на танкерах, бывал во многих странах, видел, как там организовано это дело. Для подавляющего большинства стран это просто обязательная услуга, без которой немыслима работа портов. Как немыслима работа без возможности поставить на суда воду, продукты питания и т. д.

– Мы в журнале писали о том, что в 2016 году в украинских портах было поставлено на суда, по экспертным оценкам, примерно 50-60 тыс. тонн топлива. Это мало?

– Это примерно месячный объем для середины 2000-х годов. Насколько я помню, в 2005 году поставки бункера в наших портах составили около 500 тыс. тонн. Одна компания «Трансбункер» тогда поставила более 360 тыс. тонн.

– Почему же снабжение топливом десятикратно сократилось?

– Сокращение началось как одно из следствий кризиса, начавшегося в 2008 году. Оно усугублялось более низкими ценами на топливо в российских портах, отсутствием системы возврата НДС при покупке бункера в Украине. Это реально удорожало топливо по сравнению со странами-соседями и вынуждало судовладельцев пользоваться схемами получения топлива в нейтральных водах. Но особенно резкий спад произошел после утраты Украиной Крыма и начала военных действий на востоке страны. Компании «Трансбункер» даже пришлось распродать флот из 10 бункеровщиков.

На мой взгляд, свою негативную роль здесь сыграла наша бюрократическая система, отнюдь не способствующая развитию отечественного бизнеса, а ответственные за море госструктуры и вовсе сочли сложности с бункеровкой не своими проблемами.

– Разве это не так?

– Не так. Я согласен с тем, что бункеровочным бизнесом должны заниматься не государственные, а частные компании. Но государственное дело – создавать условия для большей привлекательности отечественных портов. В регионе немало частных бункеровочных компаний. Если они сейчас не предоставляют свои услуги в наших морских портах, значит, что-то не так с условиями работы для них.

Есть и другой аспект, прямо касающийся ответственности государства. Наши порты находятся на самом северо-западе Черного моря, как бы в тупике. Если судно из-за каких-то своих проблем, промахов экипажа зашло к нам, не имея запаса бункера, оно может попасть чуть ли не в безвыходное положение. Если нельзя получить топливо, то ближайший порт для бункеровки – Констанца. Но хватит ли топлива до него дойти? То есть создается чисто аварийная ситуация, а это вопрос безопасности.

Можно привести примеры бюрократизма, который мешал работе бункеровщиков?

– Топливо для бункеровки судов чаще всего приходило в режиме транзита. Например, покупалось в России, Белоруссии или еще где за пределами Украины, доставлялось в наши порты и шло на иностранные суда. Но при этом постоянно возникали проблемы с таможней, которая требовала растаможить, а потом затаможить это топливо. В итоге компании-бункеровщики, которые не хотели переплачивать, уходили выполнять эти операции на рейд за пределы 12-мильной зоны. Собственно и сегодня большинство бункерных операций проводится именно там.

Другая история – постоянные претензии со стороны экологических структур. Был период, когда нужно было получать у экологов разрешение на каждую бункеровку. На каждую! При этом подготовив и подписав кучу документов – планы устранения аварийных разливов и так далее.

Об этих наших трудностях хорошо знают компании-бункеровщики и просто не хотят с ними сталкиваться. Они привыкли работать в куда более комфортных условиях.

Не забывайте: почти все приходящие к нам суда должны пройти дважды через Босфор, а там вопрос бункеровки давным-давно отлажен, и в этом деле участвует множество фирм. Только судно станет на якорной стоянке, к нему уже баржа подходит. Быстро, без задержек бункерует и никакой бюрократии.

Меня когда-то поразило, насколько такая работа может быть не просто обычным делом, а семейным делом, причем с изрядной долей комфорта и даже эстетики. Мы бункеровались в Амстердаме. Подошла баржа-бункеровщик, на баке концы с нее подает молодая женщина, в рубке – ее муж. Разговорились, они пригласили в гости. Я спустился и был очень удивлен. Там были прямо апартаменты с ворсистым ковром, огромными гостиной, спальней, телевизором. Муж и жена (плюс ребенок) – вот и вся команда. Ну чем украинцы хуже? Почему у нас нельзя работать так же?

– Вопросы, как говорится, риторические.

– 50-60 тыс. тонн бункера, о которых вы говорили, – это, честно говоря, полная потеря рынка. Мне кажется, что в последнее время никто в наших портах полный бункер и не брал, а так – перехватывали, чтобы дойти до Стамбула, Гибралтара или Суэца. Но это абсолютно неправильно.

Я могу вспомнить времена, когда газовозы из «Южного» ходили на США и традиционно брали бункер в Альхесирасе или Гибралтаре. Мы путем долгой и упорной работы добились того, чтобы эти суда стали принимать топливо в «Южном». Мы ловили судно на рейде до или после грузовых операций, предлагая свои услуги. Как только судно бросало якорь, мы готовы были начать бункеровку. Если ему надо было идти срочно в порт, бункеровка прекращалась, даже если нам это было не очень выгодно. Но мы шли навстречу клиенту и ждали его на обратном пути. Ничего здесь нового и необычного нет. За клиента нужно бороться, он дает возможность заработать.

Сегодня же судовладельцы рассказывают, что планируют рейсы своих судов в украинские порты с учетом того, что топливо у нас можно не достать. Или достать с какими-то сверхсложностями. Но это все равно, как городу оказаться без автозаправок. Что это будет за город? Какая о нем будет слава? Вот такая сегодня слава об украинских портах. Это к вопросу о престиже государства.

– Что же сделать, чтобы исправить ситуацию? Нужны ли какие-то технические решения, инвестиции в береговую инфраструктуру, например?

– Нет. Существуют нужные береговые базы в Херсоне, Николаеве, других местах. Особенно шикарная база с емкостями единовременного хранения до 80 тыс. тонн в «Южном». Эта база хороша тем, что может обеспечивать весь регион от Херсона, Николаева, Октябрьска до портов Большой Одессы. Почти все суда региона проходят мимо. Можно на якорной стоянке ждать клиентов и обслуживать их.

– Может быть, нужны суда-бункеровщики?

– Это вообще не проблема. Бункерные компании без труда найдут на рынке нужное число бункеровщиков для обслуживания наших портов. Хочу, чтобы меня правильно поняли. Бункеровочный бизнес достаточно прибыльный во всем мире, и если им у нас не могут или не хотят заниматься бункерные компании, значит на то есть серьезные причины. Не мешайте им работать, создайте нормальные условия для этого бизнеса.

Ведь реально большая часть бункеровочных операций у наших портов идет за пределами территориальных вод Украины. Дело не столько в экономии средств на портовые сборы. Даже штормовые условия открытого моря выглядят более благоприятными для бункеровщиков по сравнению с украинской бюрократией.

Я уверен, что со временем ситуация все равно нормализуется. Но сколько времени придется ждать? И зачем?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментарии


Комментировать