Вверх

Стратегия развития группы ОREXIM – интервью

15 ноября 2016 Константин Ильницкий

Генеральный директор группы ОREXIM Сергей Присяжнюк в интервью журналу «Порты Украины» рассказывает о развитии бизнеса в трех портах, а также о планах выйти на 6 млн тонн грузооборота в ближайшее время.

Стратегия развития группы ОREXIM – интервью

фото: Гендиректор группы ОREXIM Сергей Присяжнюк

На сайте публикуется сокращенная версия интервью, полную читайте в ноябрьськом номере журнала «Порты Украины».

Группа начинала свою деятельность в 2004 году с трейдинга, а потом развернула свою активность в полтора десятка направлений. Это стивидорная деятельность, агентские, экспедиторские, фрахтовые, буксирные услуги, автомобильные грузовые перевозки, стафировка контейнеров, таможенное оформление грузов и так далее.

В октябре прошлого года группа открыла пятую очередь морского перегрузочного терминала «Эвери» в Николаевском порту. Терминал предназначен для перевалки растительных масел и мелассы. Были построены дополнительные емкости на 50 тыс. тонн единовременного хранения, что увеличило общий резервуарный парк до 145 тыс. тонн наливных грузов.

«Эвери» является основным активом группы. Если в 2010 году «Эвери» перевалил 165 тыс. тонн, то в 2015-2016-м маркетинговом году – 1230 тыс. тонн. При этом его мощность дает возможность осуществить перевалку около 1,5 млн тонн в год.

«На мировом рынке в перечнях цен на растительное масло уже стали появляться котировки, привязанные к нашему предприятию, например «октябрь, FOB, «Эвери», - рассказывает Сергей Присяжнюк. Среди клиентов группы такие компании как «Каргилл», «Кернел», Cofco, «Гленкор», «Бунге».

Компания «Бунге» в этом году построила в Николаевском порту свой терминал и маслоэкстракционный завод, но сотрудничество с вам продолжается. Почему?

Проблема в том, что на территории порта у них недостаточно места для строительства крупного резервуарного парка. А имеющихся емкостей на 14 тыс. тонн единоразового хранения им недостаточно. Поэтому «Бунге» продолжает сотрудничать с нами.

Мы же предложили за свой счет построить реверсный трубопровод, связывающий завод «Бунге» и наш терминал, чтобы не перевозить масло автотранспортом, а на территории «Эвери» построить специально для партнеров новые емкости. Такой проект сейчас находится на рассмотрении.

Для развития терминала «Эвери» на перспективу есть проект строительства шестой очереди. Но мы его пока не запускаем, потому что в 2016 году купили наливной терминал, ранее принадлежащий компании «Кернел», в порту «Ника-Тера». Он имеет мощности для единоразового хранения 60 тыс. тонн наливных грузов.

На сегодняшний день компания принимает решение об использовании данного терминала или для хранения и перевалки растительных масел или для приема, хранения и перевалки нефтепродуктов, которые компания импортирует из Греции и Румынии.

Дело в том, что в последнее время Украина производила и экспортировала в год около 4 млн тонн подсолнечного масла. На этот же маркетинговый год прогнозируется сбор подсолнечника в 13 млн тонн, что даст возможность произвести и экспортировать до 5 млн тонн масла. И нынешние мощности «Эвери» будут загружены почти до предела.

Если у нас вывозится из страны столько же растительного масла, сколько производится, то почему нет его недостатка в гастрономах, на рынках?

Сама Украина потребляет в год от 500 до 700 тыс. тонн подсолнечного масла. Реалии жизни таковы, что примерно такое же количество масла производит множество мелких маслобоек, работа которых никак не отражена в статистике.

фото: Погрущка щепы в порту Октябрьськ

Вернемся к проектам. Вы когда-то планировали принять участие в тендере на строительство в Николаевском порту перегрузочного комплекса в районе причала №8.

Мы подготовили предложения по строительству самого причала и зернового терминала. Фактически предложили два проекта, но ответа нет, и непонятно, сколько нужно ждать решения. А мы уже давно хотели построить или приобрести свой зерновой терминал. Для этого изучили, посмотрели все, что есть на рынке. И в итоге в августе 2016 года наша группа приобрела «Николаевский комбинат хлебопродуктов».

Планируем провести там реконструкцию, чтобы добавить к имеющимся бетонным емкостям в 62 тыс. тонн единоразового хранения еще 90 тыс. тонн. Имея совокупные мощности по хранению на уровне 150 тыс. тонн, мы планируем из них 30 тыс. тонн использовать для работы со шротом, жмыхом, которые сегодня в достаточной степени востребованы на рынке. В целом мощности терминала составят 1,5-2 млн тонн в год. Проект предусматривает строительство транспортной галереи к 10-му причалу Николаевского морского торгового порта, установку там мощной судопогрузочной машины.

Мы не понимаем, почему ежегодно выделяются деньги на дноуглубление в Белгород-Днестровском порту, а результатов нет

Этот причал эксплуатирует «Южная стивидоринг компани», которая также входит в вашу группу?

Да. Также мы владеем «Стивидорной инвестиционной компанией» в Николаевском морском торговом порту и стивидорной компанией «КД Транс» в Белгород-Днестровском порту. В 2015 году грузооборот всех наших стивидоров превысил 4 млн тонн. С запуском после реконструкции «Николаевского комбината хлебопродуктов» наш совокупных грузооборот может вырасти до 5,5-6 млн тонн.

Вы удивлялись числу бизнес-направлений, которыми нам приходится заниматься. Я покажу, как это реально происходит.

Покупая «Николаевский комбинат хлебопродуктов», мы прежде всего думали о зерновом терминале. Но в составе комбината оказались две мощные мельницы, способные давать в сутки по 250 тонн муки. Мы их сейчас обследуем, реконструируем, чтобы можно было стабильно производить до 10-15 тыс. тонн муки в месяц. В Украине сегодня мощности имеющихся мельниц позволяют делать до 7 млн тонн муки в год при том, что загружены они лишь процентов на 40-45. Поэтому не менее половины произведенной муки мы планируем продавать на экспорт.

На этот маркетинговый год прогнозируется сбор подсолнечника в 13 млн тонн, это позволит экспортировать до 5 млн тонн масла

Далее. В составе комбината есть цех по гранулированию отрубей. С его помощью можно производить и экспортировать в месяц по 6-7 тыс. тонн отрубей. Все это отдельные и немаленькие новые бизнес-направления, которые естественным образом появляются по мере развития нашего холдинга.

Белгород-Днестровский порт, где работает ваша стивидорная компания, многие годы специализировался на перевалке леса, экспорт которого не так давно запретили. Как выходить из положения?

Уточню – запретили не экспорт леса, а на 10 лет экспорт лесо- и пиломатериалов в необработанном виде. Еще точнее – запретили экспорт всех необработанных древесных пород, кроме сосны, с 1 ноября 2015 года, а в том числе сосны с 1 января 2017 года.

Запрет был закреплен в законе, который приняла Верховная Рада, и с ним не поспоришь. Значит, надо заняться этой самой деревообработкой, например изготовлением щепы. Вот и еще одно бизнес-направление. Мы сами закупаем древесину в лесхозах, доставляем ее в порт, перерабатываем в щепу и продаем на экспорт.

Но в случае с Белгород-Днестровским портом есть одна серьезная проблема, которая никак не решается. Уже многие годы в порту потеряны паспортные глубины в 4,5 метра. А нынешние глубины в 3,1 метра позволяют работать лишь с небольшими судами, которые могут «дотянуться» только до Турции. То есть мы оказываемся очень ограниченными с рынками сбыта щепы.

Администрация морских портов уже давно обещает восстановить глубины, периодически там проводит соответствующие работы, но в итоге нужных глубин как не было, так нет.

Именно поэтому в 2016 году мы перенесли из Белгород-Днестровского порта часть мощностей по переработке древесины на щепу в порт «Октябрьск». Не просто перенесли, но значительно его развили, инвестировав в оборудование около $2 млн.

Из «Октябрьска» мы уже со своей щепой можем «дотянуться» до многих рынков, даже до Китая. Например, не так давно загрузили щепой судно, которое имело дедвейт 25 тыс. тонн. Рассчитываем, что тоннаж используемых судов будет расти.

Сегодня мы производим и экспортируем 15-20 тыс. тонн щепы в месяц. Мы продолжаем расширять производство, чтобы довести свои мощности до 50 тыс. тонн в месяц. Готовы даже построить в порту мини-завод. Этот вопрос сейчас обсуждается с руководством порта.

Но это вариант развития порта «Октябрьск». А как же Белгород?

Наши стивидорные компании вместе со всем холдингом делают все, чтобы загрузить порт, привлекают объемы зерна, стройматериалов и других грузов. Но скажите сами, какие могут быть перспективы у порта с глубинами в 3,1 метра? Сейчас, например, в порту переваливается в месяц 25-30 тыс. тонн. Это очень мало.

Мы не понимаем, почему вроде бы ежегодно выделяются деньги на дноуглубление, там работает какая-то техника, а результатов нет. Может быть, маломощная техника? Почему такая неэффективная работа? Порт должен получить свои паспортные глубины. Мининфраструктуры обязалось обеспечить их, когда с нами подписывались документы об аренде перегрузочных комплексов. Без нормальных глубин хорошей работы от порта ждать трудно.

Кто является генератором бизнес-идей в холдинге?

Какие-то идеи рождаются в центральном аппарате холдинга, какие-то на местах. И много идей подбрасывают для апробирования наши акционеры. Мы их отрабатываем, изучаем с разных сторон, отбраковываем или, напротив, запускаем в работу.

Три года назад, когда я брал у вас интервью, в холдинге работали 620 человек. А сколько сегодня?

Почти полторы тысячи. Мы много внимания уделяем подбору квалифированных специалистов. Я постоянно говорю, что один в поле не воин, а успех зависит от командных усилий, от персонала. Подавляющее большинство наших работников из Николаевского региона, но есть много руководителей, специалистов из Винницы, Киева, Одессы, других мест.

При всем разнообразии нашей нынешней деятельности основное направление, вокруг которого мы решили концентрировать свою бизнес-активность, – морехозяйственный комплекс. Уже в ближайшее время мы рассчитываем выйти на грузооборот своих терминалов в 6 млн тонн, а в среднесрочной перспективе мечтаем о грузообороте в 10 млн тонн.

Насколько нынешняя экономическая ситуация в Украине мешает торговле?

Сильно мешает. Для серьезного трейдинга нужны серьезные кредитные ресурсы. Из-за тяжелой финансово-экономической ситуации, а также обострения ситуации на юге и востоке страны, бизнес был вынужден погасить все иностранные кредиты. А кредитование в украинских банках имеет очень высокую процентную стоимость.

У нас были партнеры из Сингапура, которые рассказывали, что стоимость кредитных ресурсов для бизнеса в этой стране составляет 1-2% годовых. Когда они узнали, что гривневые кредиты сегодня достигают 25-26% годовых, то ужаснулись, как мы можем выживать и работать в таких условиях. А мы хотим не выживать, а нормально жить, работать и преуспевать вопреки всем преградам.

На сайте публикуется сокращенная версия интервью, полную читайте в ноябрьськом номере журнала «Порты Украины».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментарии


Комментировать