Вверх

Танкер «Иосиф Сталин»

01 марта 2014  

Конец 20-х — начало 30-х годов прошлого века характеризовался интенсивным пополнением торгового флота СССР, что было связано с расширением внешнеторговых связей страны

Особенно это касалось танкерного флота, пополнение которого шло планомерно за счет судов, строящихся на Николаевском судостроительном заводе. Если тогдашний сухогрузный флот страны, действующий и строящийся, был в основном паровым, то танкеры были уже теплоходами.

Отличительной особенностью первых советских танкеров было то, что на них создавались хорошие условия для жизни экипажа. О высоких качествах судов постройки Николаевского судостроительного завода свидетельствовала их многолетняя и эффективная эксплуатация. Первоклассные суда, созданные в годы первых пятилеток, отличались высокой прочностью и стойко выдерживали тяжелые испытания во время Великой Отечественной войны. «Иосиф Сталин», «Кремль», «Серго» и другие суда, получив во время рейсов боевые повреждения, благополучно возвращались в свой порт.

Первенцем советского танкеростроения был теплоход «Эмбанефть» дедвейтом 10500 тонн с общей мощностью двух установленных на нем дизелей типа «Зульцер» 2800 л.с. Они позволяли развивать эксплуатационную скорость в полном грузу до 10 узлов. Первая серия танкеров отечественной постройки 1929 года состояла из 6 судов, включая «Эмбанефть», «Серго», «Поль Вайян Кутюрье», «Кремль», «Донбасс» и «Иосиф Сталин». За первой серией последовала вторая. Закупались суда и за границей.

Танкер «Иосиф Сталин» совершал рейсы на Дальний Восток, ходил в порты Англии, Бельгии, Голландии, Италии и других стран. В 1926 году «Иосиф Сталин», «Совнефть», «Кремль» освоили новую морскую линию: Черное море — бухта Нагаево. Особенность этих рейсов заключалась в том, что суда совершали их без захода в промежуточные порты.

 Экипаж танкера «Иосиф Сталин» состоял из высококвалифицированных моряков, и это позволяло выполнять и перевыполнять рейсовые задания. 

Отечественная война спутала все планы. С ее началом под беспрерывными налетами фашистской авиации танкеры, включая «Иосиф Сталин», совершали десятки рейсов между черноморскими портами, доставляя советским войскам топливо для боевой техники, боеприпасы, продовольствие; участвовали в переброске войск, военной техники, вывозе заводского оборудования; осуществляли сложные буксировки недостроенных кораблей, поврежденных транспортных судов, плавдоков в отдаленные от фронта порты Кавказа, где потом эти суда достраивались и ремонтировались.

«Иосиф Сталин» несколько рейсов совершил в осажденную Одессу. В канун завершения героической обороны, в связи с усилением перевозок автотранспортом внутри оборонительного района, а также для снабжения уходящих из Одессы судов с войсками, боевых кораблей, поддерживающих своим огнем Приморскую армию, потребовалось большое количество горючего. Доставку его в осажденный город военное командование поручило экипажам танкеров «Иосиф Сталин» и «Серго», которые успешно справились с этим боевым заданием, несмотря на непрерывный артобстрел и налеты авиации.

Но не меньше было проявлено героизма и смекалки при перевозке зерна. Когда летом 1941-го гитлеровская армия приблизилась к Крыму, возник вопрос о спасении отборной пшеницы, хранившейся в Феодосийском порту. Судьба пшеницы решалась на заседании Военного совета Особой 51-й армии. Было принято решение вывезти запасы пшеницы танкерами, хотя в то время считалось, что для сыпучих грузов наливные суда не приспособлены, и опыта таких перевозок не было.

Капитаны нескольких танкеров получили приказ срочно готовить суда под перевозку пшеницы. Надо было успеть вывезти зерно до возможного захвата Феодосии немцами.

На перевозку пшеницы были направлены танкеры «Вайян Кутюрье», «Туапсе», «Совнефть», «Эмба» и «Иосиф Сталин», экипаж которого в то время возглавлял известный капитан З.К. Шабля.

Предстояло тщательно вымыть танки от перевозимых ранее нефтепродуктов. Для выполнения этой работы мобилизовывался весь экипаж. Тогда не было ни моечных машин, ни надежных дыхательных аппаратов. Для проветривания танков времени не было. Воздух в них был насыщен нефтяными парами, но никто с этим не считался. Работавшие в танках моряки часто теряли сознание. Придя в себя и отдышавшись, люди опять спускались в танки. Работы по скатке танков горячей водой из пожарных шлангов, выборке и оббивке ржавчины производились круглосуточно. 

После тщательной мойки танков керосиновый запах в них все же оставался. Тогда решено было покрыть всю внутреннюю поверхность грузовых танков раствором извести. Запах нефтепродуктов немного уменьшился.

Команды танкеров уложились в отведенные жесткие сроки подготовки судов к перевозке зерна и по прибытии к элеваторному причалу приступали к погрузке пшеницы. В танки загружалось по девять тысяч тонн пшеницы, а на палубы танкеров грузилось оборудование эвакуировавшихся заводов.

Переход из Феодосии в Поти проходил благополучно, редкие самолеты противника успеха в своих атаках не имели. Таким образом, из Феодосии из-под носа противника в короткий срок было вывезено 55000 тонн пшеницы и без потерь доставлено в тыловой порт.

Кроме того, танкеры, приобретя «смежные профессии», принимали в свои грузовые танки, помимо нефти и нефтепродуктов, зерно, рыбную муку, сахар-сырец, патоку, растительные масла, а также другие грузы.

Активно участвовал в обороне Крыма в числе других судов и экипаж «Сталина». Танкер ходил к берегам Крыма за ранеными и эвакуирующимся населением. В результате напряженной работы моряков и портовиков за короткое время было перевезено из Крыма на Кавказ 300 тысяч голов скота, десятки тысяч тонн других грузов, спасены тысячи жизней.

Большое значение в расчетах немецкого командования отводилось захвату Севастополя. Ни один рейс транспортного флота к причалам Севастополя не проходил спокойно. Морякам приходилось с боем преодолевать огненные заслоны на своем пути. Экипажи судов нередко проявляли незаурядный героизм, смелость и находчивость, выходя победителями из самых сложных ситуаций.

Так, танкер «Иосиф Сталин», имея на борту 2500 краснофлотцев, 100 тонн боевых торпед, ночью 19 октября вышел из Севастополя и взял курс на Новороссийск. На рассвете в районе Феодосии он подвергся налету двух торпедоносцев Хенкель XE-II5 и бомбардировщика Ю-88. Экипаж встретил вражеские самолеты метким огнем орудийных расчетов — штурмана К. Лукьянова и моториста А. Олейникова.

Следует заметить, что к этому времени на всех торговых судах были установлены зенитные орудия и пулеметы, а члены экипажей были обучены искусству ведения огня. Как правило, устанавливались две и более 45-мм пушки типа КМ-21, два пулемета ДШК и несколько скорострельных автоматов. Кроме того, в состав экипажей вводились военные комендоры, помощники капитанов из числа военных моряков. Так что сброшенные торпеды не достигли цели.

В рейсе из-за резкого маневрирования неоднократно обрывался буксир, на котором за танкером следовало неуправляемое судно, однажды это судно стало сносить на минное поле. Казалось, что его гибель неминуема. В этой обстановке пример мужества и бесстрашия проявил старший штурман Д. Ковшов. Под непрерывным обстрелом самолетов противника с группой смельчаков Ковшов на шлюпке подошел к терпящему бедствие судну и закрепил буксир.

Не менее отважно действовали и на кавказских коммуникациях экипажи нефтеналивного флота. Когда на танкер «Иосиф Сталин» обрушили бомбовый груз 36 самолетов противника, капитан Н. Плявин сумел увести судно от прямого попадания. Зенитчики Вагнер и Айданов, будучи ранеными, продолжали вести огонь, не допуская прицельного бомбометания. Примеры храбрости под огнем вражеских самолетов показали и другие моряки.

Одна из сложных военных операций была связана с переброской танков для готовящегося наступления наших войск под Новороссийском.

В полночь на 11 января 1943 года танкер «Иосиф Сталин» снялся с Батумского рейда и взял курс на Поти, где предстояла погрузка. Погрузку закончили за 30 часов непрерывной работы, вместо 2 суток, запланированных по плану. На палубу танкера погрузили 36 танков Т-34, вместо 30 запланированных и дополнительно 9 автомашин и тягачей, несколько десятков тонн боеприпасов. Вся техника была тщательно раскреплена, чтобы во время качки не соскользнула за борт по мокрой палубе. Кроме боевой техники, на борт танкера взяли 300 танкистов. В 14.00 12 января танкер отошел от причала и, пройдя минные поля заграждения, взял курс на Туапсе.

Корабли конвоя охранения заняли свои места по ордеру вокруг танкера. Члены экипажа заняли места по расписанию боевой тревоги, и не зря. Как только стали сгущаться вечерние сумерки, на темной стороне горизонта, появились два вражеских самолета-торпедоносца, которые, стараясь остаться незамеченными, подкрадывались к танкеру. На дистанции выстрела по самолетам открыли огонь из всех видов оружия; корабли охранения, выполняя боевые маневры, вели прицельный заградительный огонь. Фашистские асы побросали в беспорядке на большом расстоянии торпеды и поспешили убраться восвояси.

На танкере заметили приводнение сброшенных торпед, определили их скорость, направление и благополучно с ними разошлись.

На рассвете 13 января танкер прибыл в порт назначения Туапсе. Порт лежал в развалинах, здесь был только один старенький, чудом уцелевший плавучий кран. За 12 часов работы он смог выгрузить на причал только 10 танков. Такая выгрузка грозила затянуться на двое суток, а судно могло стать хорошей мишенью для вражеской авиации. 

«Тогда я решил, — вспоминает Н. Плявин, — обсудить создавшееся положение с экипажем и командиром танковой части. После всестороннего обсуждения принял решение танки выгружать своим ходом. Для этого был принят дополнительный балласт, чтобы сравнять палубу танкера с причалом. Леерное ограждение и палубные трубопроводы были демонтированы. Взревел танковый дизель и первый танк, лязгая по железной палубе, медленно подошел к кромке борта и спокойно сошел на причал. Убедившись, что все прошло благополучно, начали разгрузку сразу с носовой и кормовой палуб. Выгрузка была закончена вместо двух суток за одни! Сразу после заправки горючим, танки колоннами направлялись в сторону Новороссийска и на другие участки фронта. Опыт выгрузки танков своим ходом был передан в Поти по радио, где ждали результатов первого рейса на однотипных танкерах «Вайян Кутюрье» и «Кремль». 

В итоге с 11 января по 12 февраля 1943 года из Поти в Туапсе было сделано по 6 рейсов каждым танкером и доставлено фронту 387 танков, 150 автомашин, груженных боеприпасами, осадная артиллерия, 20 мотоботов для участия в десантной операции, более 12000 морских пехотинцев».

Досрочно выполнив важное боевое задание по доставке военной техники и морской пехоты для наступательных операций под Новороссийском, эти танкеры, которые к этому периоду войны составляли весь находящийся в строю наливной флот на Черном море, сразу же переключились на выполнение своих основных обязанностей по перевозке горючего для наших войск, участвовавших в наступательных операциях под Новороссийском и на других участках Северо-Кавказского фронта.

97 боевых рейсов по Черному морю — таков вклад экипажа танкера «Иосиф Сталин» в разгром врага.

Закончилась война. «Иосиф Сталин» стал на продолжительный большой ремонт, после которого продолжил свои обычные мирные рейсы.

1 декабря 1961 года приказом № 236 министра морского флота З. Бакаева танкер «Иосиф Сталин» Черноморского пароходства был переименован, получив новое наименование — «Николаев». Поработав еще некоторое время по прямому назначению, ветеран-танкер был переоборудован под бункеровочную базу.

Будет справедливым, если мы скажем вкратце о капитане танкера Николае Ивановиче Плявине. Н.И. Плявин — выпускник Херсонского морского техникума. В 19 лет в предвоенные годы он стал штурманом, а в 28 — капитаном.

Танкер «Иосиф Сталин» в годы войны не раз попадал под ожесточенные бомбежки фашистской авиации. Но поразительное искусство капитана уклоняться от фашистских бомб позволяло судну всю войну бесперебойно доставлять фронту горючее и выполнять боевые задания.

За проявленное мужество, образцовое выполнение заданий командования Н.И. Плявин был награжден многими орденами и медалями.

С постановкой после войны танкера на ремонт Николай Иванович получил назначение на танкер «Серго». В далекой Антарктиде начала китобойный промысел китобойная флотилия «Слава», и «Серго» стал доставлять китобоям топливо. А после нескольких антарктических рейсов Николай Иванович принял новый танкер. 

В те послевоенные годы советский танкерный флот стал быстро расти. Чуть ли не каждый день на одесском рейде отдавали якоря новые танкеры типа «Казбек», которые строили Николаевский, Херсонский, Ленинградский судостроительные заводы. Командовал Плявин и танкерами «Станислав», «Лисичанск» — дедвейтом 34643 тонны, доставляя грузы в разные страны мира. 

Он много видел, много знал, но продолжал учиться, познавая то новое, что рождалось на флоте, и передавал знания другим. Н.Л. Плявин окончил Одесское высшее инженерное морское училище, а в 1963 году первым из капитанов успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук. 

С самого начала трудовой деятельности в характере Николая Ивановича проявились такие черты, которые впоследствии помогли ему стать ученым: стремление к глубоким знаниям, исключительное трудолюбие, умение анализировать изучаемые материалы. На основе обобщения накопленного моряками и своего личного опыта Николай Иванович в 1955 году издал книгу «Эксплуатация морского танкера». Этот труд получил высокую оценку тружеников танкерного флота, и в I960 году было осуществлено его второе издание.

В 1967 году вышла его книга «Безопасность на танкере». Продолжая плавать капитаном, он написал еще одну книгу — «Коммерческая эксплуатация танкеров». Эти три книги стали общепризнанным практическим руководством для работников нефтеналивного флота, береговых баз и учащихся морских учебных заведений. 

Ему принадлежит большое число статей в печати и лекций для работников флота по многим практическим вопросам, связанным с экономикой и эксплуатацией танкеров.

Николай Иванович воспитал для флота много хороших судоводителей, из которых более 20 стали капитанами. 

Казалось бы, все хорошо и безоблачно... Но однажды танкер «Станислав» пришел в Буэнос-Айрес, в Аргентину. Не успели пришвартоваться, как на судно хлынул поток посетителей. «Станислав» был одним из первых советских судов, прибывших в Аргентину после окончания Второй мировой войны, и многочисленным русским, украинским эмигрантам, живущим в этой стране, не терпелось пообщаться с земляками. 

Кто-то из эмигрантов попросил капитана передать на Родину посылку. С приходом судна домой об этом стало известно правоохранительным органам. Николая Ивановича, несмотря на все его заслуги, лишили права на загранплавание, и ему пришлось работать в каботаже. 

Олег Булович, заместитель председателя Совета ветеранов флота ЧМП

Порты Украины, №2 (134) 2014

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментарии


Комментировать