Вверх

Яхты в стиле «Ламине»

01 мая 2009  

Бухты МуглыНочью бухты Фетхие похожи на бархатные воротники, отделанные по краю нежными стразами. Это огоньки яхт очерчивают плавные контуры побережья. Бухта за бухтой, яхта — к яхте. И так выглядит практически все средиземноморское побережье турецкой провинции Мугла, которое на юге начинается с Фетхие, а с севера, у Эгейского моря, — заканчивается Бодрумом.

Порты Украины, № 05 (77) 2008
Туризм
Валентина Михайлова

 

Бухты Муглы
Ночью бухты Фетхие похожи на бархатные воротники, отделанные по краю нежными стразами. Это огоньки яхт очерчивают плавные контуры побережья. Бухта за бухтой, яхта — к яхте. И так выглядит практически все средиземноморское побережье турецкой провинции Мугла, которое на юге начинается с Фетхие, а с севера, у Эгейского моря, — заканчивается Бодрумом.
Еще четыре года назад все марины этой провинции могли вместить до трех тысяч яхт. Сегодня только Бодрум способен принять такое же количество парусников. Однако яхтенной Меккой в Турции пока остается Мармарис. Четыре действующие здесь марины вмещают 2270 судов, плюс можно поднять на сушу еще 1470 яхт. Кроме этого, в границах Мармариса в случае надобности найдут приют еще до 5 тысяч судов. Им, как и в городских маринах, гарантирован европейский уровень обслуживания.
Среди многих причин, способствующих активному развитию яхтенного бизнеса, немаловажное место занимают природные особенности края. По большому счету, туркам даже не приходится строить специальные яхтенные комплексы с дорогостоящими защитными гидросооружениями. Каждая бухточка — почти готовая марина, защищенная от ветров. Гладь в них такая, что легко превращает снимок, сделанный «мыльницей», в художественное произведение. Особенный успех ждет любителей фотосессий до завтрака: яхты, катера, лодочки будто парят в размытом акварелью утра белесом пространстве.
Возможно, число бухт провинции и подсчитано, но гостям обычно называют только одну цифру, которая сражает наповал: длина прибрежной полосы Муглы — 1124 км. Иными словами, в береговую линию одной турецкой провинции укладывается береговая линия всей Испании.
Занимательной географию делает изрезанное бухтами Средиземное море. Эта природная особенность сказалась на туристической специализации Муглы. В отличие от соседнего Анталийского побережья, вдоль которого на сотни километров тянутся роскошные отели, здесь редко встретишь крупные центры отдыха. Во-первых, не достаточно места для большого строительства, во-вторых, архитектурные традиции городов, уходящие корнями в еще догреческие времена, не допускают фантазий. Узаконенное требование к застройщикам соблюдать единый стиль городов, имеющих мировую историческую славу, особенно остро ощущаешь в Бодруме. Издалека кажется — город состоит из насыпанных пригоршнями на склоны белых сахарных кубиков. С жесткими условиями, определившими высоту, белизну и кубическую форму строений вынуждены мириться даже владельцы мировых брендов. Так, «Макдональдс» потерял в Бодруме свою боевую раскраску, сохранив на скромном белом здании только букву М.
Бодрум, как и большинство курортных городков Муглы, — рай для тех, кто ищет отдохновения для души, погружения в энергетику природы и древности. Здесь царит философия уединенного, камерного отдыха. В небольших уютных гостиницах вас не будут тревожить громкие призывы аниматоров, и ужин будет ожидать вас в том уютном ресторанчике, куда заведет вас в тот вечер пребывающие в гармонии душа и тело, а не боязнь опоздать на раздачу, как бывает там, где «все включено». Даже Мармарис, который приобрел славу международной молодежной тусовки, чтит любителей тихого комфорта. Небольшие отели — на одном краю города, ночные дискотеки (кстати, все бесплатные) — на другом, посреди — торговый центр.
Путешествие на яхтах тоже неотъемлемая часть философии индивидуального отдыха. Чем не миниотель для компании близких друзей? Хотите в плаванье? В очереди стоять не будете. Только из одного Мармариса в круиз под парусами могут одновременно отправиться 15 тысяч человек. Сегодня маршруты пролегают вдоль турецкого побережья с посещением античных городков. Осенью уже можно будет уйти в недельный круиз с заходом на греческие острова, в том числе Родос. Минимальная стоимость такого путешествия для дюжины человек 2 тысячи евро. Дороже — с трехразовым питанием и напитками. Но можно торговаться, тут же добавляют турки.
Очевидно, что стремительное развитие марин Муглы определяли не любители парусной романтики, а турецкий туристический бизнес. Большинство яхт принадлежат туркам. В Мармарисе, например, под турецким флагом числится 3500 яхт, под иностранным — 2000. Правда, это еще ни о чем не говорит. Местные владельцы стремятся увести свои парусники под иностранный флаг, дабы избежать больших налогов. Тем не менее, гостей — поклонников парусного спорта в бухтах Муглы достаточно. Особенно в дни регат. В Мармарисе проводят дважды в год яхтенный фестиваль. В этом году впервые будет организовано соревнование деревянных гулет. Сегодня эти потомки османских судов больше ходят на моторе, но имеют классные ходовые качества под парусами.
Сервис на скромной яхте — на уровне трехзвездочного отеля. Если плавучий дом строится для себя, хозяева, как правило, выбирают семизвездочный уровень. Он подразумевает не пластиковый лоск, а тот, который дают яхте только энергетика натурального дерева. За таким штучным изделием ручной работы надо отправляться только к турецким умельцам.

Мечта против стандарта
Улочки Бордрума, змейками сбегающие к морю, изрезаны следами тяжелых траков. Слипов на турецких верфях (если так можно назвать производства, кое-где организованные прямо под открытым небом, у кромки моря) нет. Готовые легкие яхты вывозят к морю на машинах, громоздкие — поднимают на тракторные гусеницы, подкладывая бревна, а затем дедовскими методами, нажимая на рычаги и переставляя бревна, перемещают сантиметр за сантиметром.
Строят яхты повсюду. Но самое крупное производство организовано в Бодруме, в районе Ичмелер, что по-турецки означает «источник». Здесь более 60 частных производств, или, как их называют, секций, каждая из которых может выдавать в год по две яхты. С такой интенсивностью обычно и выдают. 100—120 судов в год. Загрузка полная. Клиенты занимают очередь за два года.
Вообще в Турцию едут за воплощением свой парусной мечты. Здесь, как в ателье индивидуального пошива, когда вместе с заказчиком выбирают фасон, кроят и шьют вручную из дорогой натуральной материи. В мэрии Фетхие признаются, что в последнее время звучат нарекания от Еворосоюза на нарушение международных стандартов при строительстве яхт. Турецкие же корабелы утверждают, что спрос на их продукцию потому и растет, что на европейских верфях не идут дальше узких рамок стандартов. Подтверждает это такой факт: самое большое количество заказов Фетхие получает из стран, где есть свои умельцы-судостроители, — Италии, Испании.
Главная особенность яхт турецкого производства — они сделаны полностью из дерева. На изготовление идет до десятка пород — знаменитые турецкие черная и красная сосна, а также тик и другие ценные породы из Африки.
Сам процесс изготовления яхт нам показал Эрсун Эсджимен, член торговопромышленной палаты, директор фонда популяризации Бодрума. В одной из секций строится яхта-гулет для английского заказчика. Клиент предпочитает семейный отдых в роскоши с приглашением пары-тройки друзей. В 40метровом судне разместится всего 5 кают, три спальни кингсайз. Строительство судна, с дизайном, с насыщением оборудованием и приборами займет 2 года. Корпус уже готов. На его изготовление — а это самое сложное — ушло три месяца. Сейчас завершается стадия обшивки.
Тонкие ленты из дерева — до 15 лент — плотно прижимаются друг к другу, по-змеиному изгибаются и фиксируются до тех пор, пока не станут единым целым. Потом этими деревянными «змеями» будут обшивать корпус. Сначала положат вертикально, потом горизонтально, затем наискось... Именно накладывание обшивки слоями в противоположных направлениях дает яхте особую крепость. Такой стиль называется «ламине». И выполняют его только в Бодруме.
В секции ни одного сложного станка с компьютерным управлением. Здесь царит лишь точность глаз и рук, что в наш век сложно представить. Где этому учатся? Говорят, в Мармарисе есть специальный лицей с пятилетним обучением на яхтостроителей. Однако на вопрос — где вы учились, вам, скорее всего, назовут имя отца или деда. Здесь на каждой секции — по династии корабелов. Многие семьи пришли на юг Турции из Стамбула, где, может быть, когда-то строили гулеты для Османской империи их предки.
Среди заказчиков в основном европейские страны Средиземноморья. В последнее время особую популярность приобретают круизные прогулки по островам, поэтому заказывают яхты Сейшелы, Мальдивы, стали появляться клиенты из Хорватии, увеличилось число обращений из Измира и Стамбула. Стоимость яхт колеблется от 50 тысяч евро до нескольких миллионов.
65 % яхт изготавливается на экспорт, в последнее время он растет быстрыми темпами — в среднем на 12 % в год. Самая большая, построенная в Бодруме яхта имела длину в 100 м. Она сначала отправилась в Стамбул, оттуда — в Италию.
Среди наиболее интересных заказов Эрсун Эсджимен назвал яхту, изготовленную для клиента из Ближнего Востока за 6 миллионов евро:
— Это было настоящее произведение яхтенного искусства. Суперлюкс, который чувствовался во всем, в каждой детали. Одновременно, эта весьма большая яхта, предназначенная для роскошного отдыха, может быть использована в парусных гонках в условиях океана.
С российскими олигархами на верфях Бодрума общались только раз. Приезжал Абрамович, интересовался, может ли он скупить все 60 секций для себя.


Не имей сто рублей (турецкая версия)
В яхтенном городе Бодруме и поговорки особые. Одна из актуальных: самая лучшая яхта — яхта друга.
Содержание яхт — дорогое развлечение. В расходы входят: содержание экипажа (6—10 человек, которым надо предоставить жилье, дать зарплату, оплатить страховку; заработок только капитана до 4—5 тысяч евро в месяц), налоги за наем работников; оплата за стоянку, воду… Кроме того, каждые два года яхта должна выставляться на берег для ремонта. Без учета расходов на топливо, ежегодно на содержание яхты в Бодруме уходит 90—100 тысяч евро. Это, конечно, самый минимум.
Не знаю, что думают об этих расценках владельцы судов, зато турецких бизнесменов радует рождение каждой новой яхты. Чем больше яхт, тем больше будет вовлечено в работу моряков, гидов, поваров… граждан Турции (!), ведь согласно закону, экипажи яхт могут состоять только из них. Забота о своих согражданах, любовь к своей стране, безусловно, замешана на меркантильной опаре.
Насколько выгодно для местного бюджета наличие яхт-клубов и загруженных верфей говорить излишне. И все же об экономической стороне хочется сказать. Ведь можно изначально иметь много, в том числе данное природой (черноземы, например) или доставшееся по наследству (порты, например), но не уметь национальным богатством распорядиться.
В Мармарисе живет 60 тысяч человек. В сезон число занятых туристическим сервисом составляет 100 тысяч, из них более трети — в яхтенном бизнесе. В течение нескольких месяцев туристы ежегодно оставляют около миллиарда долларов. Но как получать доход в остальное время года? Этой мыслью озабочены сегодня все предприниматели провинции Муглы. Они думают о будущем: у каждого города практически исчерпаны возможности роста, как развиваться дальше? В Мармарисе решили создать современнейший центр для проведения мировых симпозиумов, организовать зимние международные молодежные фестивали, спортивные соревнования. С младых лет европеец должен привыкать к тому, что юг Турции — лучшее место отдыха.
Бодрум тоже делает ставку на молодежь и сотрудничество с соседями. Проведенная недавно впервые выставка-ярмарка в Родосе принесла доход в 450 миллионов долларов и идею совместной организации круизов.
В целом провинция Мугла изучает рынки Китая, Хорватии, Украины. Разрабатывается круизный маршрут из Одессы в Мармарис, минуя Стамбул, Трою, Ченаккалле…
Да, деньги решают многое, соглашаются турки. Но там где речь идет о национальном достоянии, закон строг и суров. За срубленное без разрешения дерево в провинции Мугла, которая почти вся относится к особо охраняемым местам, грозит осуждение на 7 лет. Как у нас за убийство. Все, что связано с туризмом, а с «зеленым» особенно, находится под жестким контролем государства, как одна из основных статей его доходов. По этой причине землеотвод под строительство рассматривается в зависимости от статуса земель, определенного законом. К первому относится археологическая зона, где даже лопатой нельзя копнуть. Второй — природная зона. Такая земля подразделяется на места, где вообще ничего нельзя строить; места, где строительство осуществляется, но только по жестким условиям местных органов (к примеру, дом должен быть выполнен в деревенском стиле, характерном для Турции 19го века); места, где строительство возможно с разрешения местных властей.
И еще один важный момент. Пути развития каждого города Муглы и провинции в целом по большому счету определяют торгово-промышленные палаты. У каждого города свои условия членства. В Мармарисе, например, есть три палаты — одна для малого предпринимательства, другая для крупного бизнеса, третьей — морской — руководят из Стамбула. В Бодруме членом ТПП может стать только бизнесмен, чей годовой доход не ниже определенной суммы. Сумма большая. Однако и объем кошелька не гарантирует членство. Важнее темпы прироста доходов. Если твой бизнес показывает суперрост — приходи в палату. Таким образом, в правление отбираются лучшие головы. Онито и определяют общий бизнесплан и перспективы развития своих городов.
Я спросила у заместителя мэра Муглы Мустафа Явускаи: чье слово последнее в решении спорного вопроса — депутатов городской думы или предпринимателей?
— Мы не спорим, более 90 процентов решений принимается единогласно. Против интересных идей разве поспоришь.
Зачастую, принимая решения, предприниматели обязуются оплачивать часть расходов. Иногда из взносов, иногда из собственного кармана.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментарии


Комментировать