Вверх

Главный спасатель на море - интервью

31 октября 2016   Константин Ильницкий

Директор «Морской поисково-спасательной службы» Виктор Сударев в интервью журналу «Порты Украины» рассказывает, как восстанавливается деятельность этого предприятия и новых принципах организации спасателей.

Главный спасатель на море - интервью

На сайте публикуем ключевые тезисы из интервью, полную версию читайте в октябрьском номере журнала «Порты Украины».

Выводы с трагедии на «Иволге»

Я занимался созданием и работой МПСС с 2011 года, но в 2013 году оно было реорганизовано путем присоединения к Администрации морских портов Украины (АМПУ). То есть узкоспециализированную поисково-спасательную службу погрузили в гигантский хозяйствующий субъект, занятый множеством различных проблем. Это крайне негативно отразилось на эффективности работы МПСС.

Весьма показательным в этом отношении было трагическое аварийное происшествие с судном «Иволга» в районе Затоки в октябре 2015 года, приведшее к гибели большого количества людей. Масштаб трагедии был бы намного меньше, если бы выполнили приказ руководителя АМПУ о базировании в этом опасном месте поисково-спасательного катера МПСС. Но за полгода с момента издания приказа он так и не был выполнен.

В итоге по результатам расследования государственной комиссией причин гибели судна «Иволга» была признана ошибочной инициатива по реорганизации казенного предприятия и включении его в состав АМПУ. А меня вернули на должность директора МПСС. Так что последний год я был всецело поглощен восстановлением предприятия.

Материально-техническое состояние

Нужно признать, что специализированная техника после периода «вы никому не нужны» в АМПУ находилась, мягко говоря, в неважном состоянии. Катера пошарпанные, без надлежащего технического обслуживания, экипажи одеты кто в чем, половина в старой спецодежде, которую мы выдавали еще в 2012 году. Как можно было так содержать спасателей?! Сейчас все они одеты, обуты, идет процесс обучения и насыщения всем необходимым. Приводится в порядок и техника.

Работа на опережение

Мы сейчас стараемся работать на опережение, отслеживая все факты нарушения правил безопасности на море и сообщая о них в инстанции, обязанные следить за их выполнением. Ведь у МПСС нет никаких властных, карательных функций – мы лишь спасатели. При проведении рейдов в море мы сообщаем по инстанции, например, о том, что такое-то судно вышло в море с рыбаками, которых на борту намного больше, чем положено. Вот фотография судна, где можно посчитать людей, вот его регистрационный номер и так далее.

Наш флот имеет пять современных поисково-спасательных катеров.

Когда ухудшается погода, два наших катера – один из района Черноморска, другой из Затоки – выходят в море и контролируют банку, где обычно рыбаки ведут лов, в поиске тех героев в кавычках, которые рискуют жизнью ради рыбалки и ради наживы от извоза рыбаков. И находим таких людей довольно часто.

Например, несколько недель назад было объявлено штормовое предупреждение, и в этот момент на банке находился большой катер с рыбаками на борту. Во избежание проблем наш катер «ПРК-01» вышел в море и сопроводил катер с рыбаками до порта-убежища.

Осенние штормы еще только начинаются, а в октябре как раз хорошо ловится бычок – и масса любителей рыбалки потянется в море. Так что работы для нас в этот период прибавится.

Аннексия Крыма

Из-за ситуации с временной аннексией Крыма МПСС не потеряла ни одного плавсредства. Все суда были выведены. Но при этом был потерян контроль над только построенным (более чем за $1 млн) радиоцентром в поселке Юркино, который обслуживал «глухой» угол Азовского моря в районе Арабатской стрелки.

Потерян контроль над отличным морским спасательно-координационным подцентром в Керчи, в отремонтированном помещении Госгидрографии, оснащенным новейшим оборудованием. Потерян контроль в Севастополе над хорошо оборудованным офисом МСКПЦ. МПСС потеряла контроль над точкой на Ай-Петри, которая позволяла в режиме УКВ прослушивать и связываться с судами до половины акватории Черного моря.

О флоте МПСС

Наш флот имеет пять современных поисково-спасательных катеров. Три катера проекта Boomeranger C-1100 могут работать в прибрежном море и на мелководье на дальностях 50 миль от порта-убежища. Это очень хорошие катера, которые прекрасно себя показали в различных сложных погодных условиях.

Для двух «дальнобойных» катеров проекта Patrol-150 вообще никаких ограничений не существует на Черном море. Они оборудованы очень мощными двигателями и обладают способностью восстанавливаться в нормальное положение при переворачивании. Эти суда в настоящий момент несут боевое дежурство по всему поисково-спасательному району Украины в Черном море.

Если мы хотим возродить большое пассажирское движение в районе Одессы, обязаны иметь спасательную авиационную технику

К сожалению, АМПУ не вернула нам «Александра Охрименко» – прежнее головное судно флота МПСС. Взамен нам передали дизель-электроход «Сапфир» – многофункциональное судно ледового класса. Судно будет отремонтировано, и в конце года или начале следующего года займет позицию, которую ему будет определена.

Также мы будем укомплектованы еще двумя специализированными судами, которое после ремонта будут нести дежурство на Азовском море. На всех этих судах будут размещены скоростные лодки RIB. Вот, в принципе, и весь флот.

Места базирования катеров – Вилково, Затока, район Черноморска, район Южного, Скадовск. Можно сказать, что северо-западная часть Черного моря полностью перекрыта этими катерами.

Что касается Азовского моря, где до четырех месяцев в году бывает ледовая обстановка, то принято решение направить туда после ремонта те суда, которые мы получаем. Местами базирования на Азове будут Мариуполь и Бердянск.

Нам очень нужно современное судно-флагман и несколько быстроходных катеров. Многоцелевое судно-электроход длиной до 70 метров с осадкой не более 4,5 метра должно обладать ледовым классом, соответствующим для работы на Азове в зимний период.

Могу напомнить ситуацию конца 2011 года, когда 25 судов, пройдя через Керченский пролив, не имея ледового класса, попали в Азовское море в шторм. Ветер с ледовыми полями загнали эти суда к Арабатской стрелке. Произошло возгорание одного сухогруза, мы посадили вертолет на крышку грузового люка и спасли весь экипаж.

Погибло второе судно, когда льды вокруг него неудачно обколол ледокол, и льды проломили борт судна. Экипаж эвакуировался на лед, с которого людей забрал вертолет.

Для оказания помощи в подобных ситуациях было бы незаменимо судно, о котором я говорю. Незаменимо для помощи потерпевшим, для помощи ледоколу в проводке караванов. Это судно должно пробивать на Дунае ледовые заторы, которые там иногда образуются, что приводит к наводнениям в населенных пунктах на берегу Дуная.

Оно будет оборудовано вертолетной площадкой, сможет принимать на борт большое число людей, если, не дай Бог, что-то случится с пассажирским судном в Черном море, будет иметь на борту небольшой госпиталь, водолазов, будет оборудовано системой сбора нефтепродуктов, сможет снабжать при необходимости электроэнергией береговые объекты и так далее.

О вертолетах

Мы рассчитали, что для поисково-спасательной работы в нашем районе площадью 137 тысяч квадратных километров необходимо два современных вертолета.

– Место базирования вертолетов будет в Одессе. Отсюда они «закрывают» всю нашу зону ответственности до середины Черного моря. Если понадобится, их несложно перебросить в район Азовского моря.

Почему два вертолета? Потому что по стандартам поиска и спасения не менее двух вертолетов должно работать в сложных погодных условиях. Если что-то происходит с одной машиной, вторая обеспечивает спасение первого экипажа.

Что касается сроков, то мы надеемся на скорое решение вопроса. Собственно, решение должно принять Мининфраструктуры, с которым есть взаимопонимание. Но с момента принятия решения, конечно, пройдет какое-то время, ведь такие специализированные вертолеты не стоят готовыми на складе. С другой стороны, также немалое время необходимо для подбора и обучения экипажей.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментарии


Комментировать