Вверх

Как портовые операторы отбиваются от силовиков

18 октября 2018   Андрей Муравский

ТИС, Allseeds, Risoil, «Дельта-Вилмар», «Бориваж», «Эвери» — собственники крупнейших портовых операторов Украины рассказали о систематических «наездах» силовиков и системе незаконного давления со стороны ГФС. Приводим случаи, которые произошли с каждым из этих терминалов

Как портовые операторы отбиваются от силовиков

Круглый стол собрал представителей крупнейших частных стивидоров Украины. Фото: Risoil S.A., Facebook

17-го октября в Киеве собрались руководители и совладельцы нескольких портовых операторов. Их возмутила ситуация, которая сложилась на днях на терминале Risoil в морском порту «Черноморск»: с 5 по 12 октября он был заблокирован сотрудниками ГПУ, которые без постановления суда хотели изъять в качестве вещдока 3000 тонн зерна одного из поставщиков.

Это получило широкий резонанс, собственники стивидорных компаний даже допускали вариант забастовки в случае неправомерных действий правоохранительных и фискальных органов в отношении кого-либо из портовых операторов. Присутствующие на круглом столе в Киеве поделились своим опытом общения с правоохранителями.

Народный депутат и глава совета общественной организации «Бізнес Варта» Иван Мирошниченко подчеркнулчто за одним столом собрались те инвесторы, которые смогли вывести Украину на третью позицию в мире по экспорту сельхозпродукции и обеспечивают 60% экспорта сельхозпродукции из Украины.

Стивидоры потребуют возместить убытки от действий силовиков

«Присутствующие здесь компании уже вложили десятки миллионов долларов и они готовы инвестировать дальше. Но то давление, которое на них постоянно оказывается, не добавляет оптимизма и не укрепляет репутацию страны. Силовики продолжают заходить в окна, а не в двери, хотя двери им готовы открывать и сотрудничать с ними. Сотрудники СБУ, прокуратуры предпочитают не приходить цивилизованно к инвесторам и решать вопросы в соответствии с законодательством, а действовать силовыми методами – заблокировать работу терминалов, офисов. Они наносят убытки, за которые пока никто ни разу не ответил», - подчеркнул Мирошниченко.

Собственник Risoil S.A. Шота Хаджишвили констатировал, что каждый из терминалов в течение многих лет испытывает то или иное давление со стороны силовых структур. За два года Risoil пережил 15 обысков, 14 из которых не были направлены на сам Risoil.

«ГФС создала систему, когда около 50% зерновых уходит в тень, и, по моим оценкам, около 25% подсолнечного масла тоже в тени. Чиновники на этом зарабатывают. Когда они не могут найти ту компанию, которая это вывозит, они оказывают давление именно на терминалы. Но вместо того, чтобы арестовать груз, оставить на ответственное хранение, а потом разбираться в судах и если есть решение судов, конфисковать груз и передать его на дальнейшую реализацию, они останавливают работу терминала, блокируют таможню», - сказал Хаджишвили.

Он также озвучил цифры: в течение недели простаивало три судна, стояли 800 вагонов, а 500 авто уехало, не попав на погрузку, что привело к миллионным убыткам. И все это смог сделать следователь Генпрокуратуры, который написал письма в таможню, погранслужбу и Администрацию морских портов с требованием остановить постановку судов к терминалу и их отход.

«За 30 лет работы я такого бардака, который творится сейчас, не наблюдал. Полное беззаконие, засилие чиновников, непонятные действия. Выстроены коррупционные схемы. Терминалы хотели бы продолжить инвестировать, не многие в стране могут привлечь инвестиции, тем более – западные. Но условия для бизнеса не созданы», - подчеркнул Хаджишвили.

«То, что происходит в Украине, через три минуты узнают во всем мире. Мне из Сингапура звонили и спрашивали, что у нас происходит в Одессе. С 2005 года мы вложили 270 млн долларов в Украину. Есть еще три проекта на 150 млн долларов, один из них уже начали, но из-за того, что происходит, возникает желание остановиться», - рассказал глава совета директоров компании «Дельта Вилмар СНГ» Джруба Чаран Панда.

«Давление на прозрачный бизнес и попытки систематически дискриминировать украинский бизнес участились. Мы просим: хватит относиться к бизнесу как к преступникам, мы работаем цивилизованно. Мы против масок-шоу и запугивания сотрудников. Эти показательные выступления наносят вред нашему имиджу и имиджу Украины», - заявил представитель компании ТИС в Киеве Александр Примак.

Операционный директор компании «AllSeeds» Владимир Слабовский рассказал, что был случай, что компанию, которая привозит на завод для переработки семечку и потом экспортирует масло и шрот, заподозрили в серых схемах закупки сырья. «Описывают весь груз, а не только ту часть, по которой есть подозрения. А мы заказали уже судно под погрузку – работаем через причалы компании ТИС. Пришло письмо на таможню – и огромное судно становится из-за того, что груз запретили вывозить. 80% - это груз других компаний, а груз этой компании загрузить не можем. При этом суд отказал ГФС в аресте этого груза. Мы спросили таможню, можем ли мы отправить груз, а там говорят, что нельзя грузить, пока ГФС не отзовет свое письмо. ГФС же говорит, что это вещественное доказательство, мы еще будем думать, что с ним делать. А мы не знаем, что с судном делать. Перед отъездом я как раз проводил совещание и думал, чем этот груз заменить. Так это одно судно, а следом идут еще два под шрот, и там тоже груз этой компании», - рассказал он.

«Наша компания инвестировала в Украину уже более $500 млн. Мы построили маслоэкстракционный завод в порту Южный. И 16% пакета акций нашей компании недавно купил голландский банк FMO, один из крупнейших инвесторов в Европе. Более года нашу компанию изучали вдоль и поперек, мы должны были соответствовать всем требованиям, начиная от финансовой отчетностью и заканчивая экологией. После этого банк сказал, что готов войти в капитал. Это европейский знак качества. И как теперь объяснить европейским инвесторам, почему мы не можем грузить, хотя есть решение суда и груз не арестован», - недоумевает Слабовский.

«У нас тоже было 3000 тонн зерна арестовано. Так же приходили следователи, и я сказал: хорошо, забирайте, но оборудование я включать не буду, ведрами грузите – и они поутихли. Закончилось это тем, что большую часть собственник отстоял в судах, зерно было экспортировано. Но 50 тонн зерна осталось, собственник от него отказался. Я 20 писем написал на разные инстанции, чтобы забрали зерно в пользу государства. Никто не забирает, и я храню его в отдельной емкости. В 2016 году, когда следователи приезжали, мы отгрузили зерно. Когда в прошлом году ситуация повторилась, я сказал, что не буду хранить зерно, если за хранение не будут платить – и они пропали, ведь машину дороже пригнать, чем стоимость самой партии зерна», - поделился своим опытом гендиректор терминала «Бориваж» Виталий Федоров. Терминал переваливает порядка 2 млн тонн в год, вложено более $100 млн, в прошлом году налогов и сборов заплатили порядка 76 млн грн.

«Мы построили терминалы и берем деньги за погрузку на судно, и не можем проверять поставщиков, у нас нет ни полномочий, ни возможности их проверить – черный, белый, зеленый... Как все происходит на черном рынке? Какой-то дядя с мешком налички купил семечку, переработал ее в масло, отправил его на экспорт, валюта сюда зашла, он обналичил, но налоги не заплатил. Мы не имеем отношения к этим компаниям. Как-то ведь этот груз перевозится, какие-то документы подкладываются… Мы все понимаем, как этот рынок функционирует? Когда масло, которое, как говорят, куплено за наличку, приходит на терминал, нас правоохранители называют пособниками – мол, вы вместе продаете масло на экспорт. И мы вынуждены оправдываться», - добавил совладелец терминала «Эвери» Юрий Будник.

«Во времена Януковича я брал в банке кредит, зашел в реестр и мне банкир сообщил, что на меня возбуждено из-за поставщиков 70 уголовных дел, о которых я даже не знал. И писал в Женеве целые талмуды, описывая ситуацию. Ведь эти уголовные дела возбуждались потому, что я крупный, я есть. Зачем гоняться за фермерами, которые получают эти наличные деньги? Есть Хаджишвили или Будник, давайте терминалы остановим, для них время – деньги», припомнил он.

Участники круглого стола заявили о необходимости вводить в Украине личную ответственность для силовиков, которые безосновательно нанесли ущерб бизнесу.

«Основная причина – отсутствие индивидуальной ответственности. Если бы виновные в простое ответили деньгами, другим было бы неповадно. Обращаюсь к народным депутатам: может, пора ввести какую-то обоюдную ответственность? Почему мы отвечаем всем своим имуществом, а с государства, которое обижает нас, и мы несем убытки, ничего не востребуешь?», - сказал совладелец «Эвери».

«Есть закон «Маски шоу стоп», который 50/50 работает. Был законопроект антирейдерский, и мы внесли там ответственность относительно того, что мы можем требовать с кого, какой ответственности. Законы мы меняем, но они неадекватны относительно тех проблем и рисков, которые создает государство и власть», - отметил в свою очередь Мирошниченко.

«В Сингапуре редко бывают маски-шоу, но если они бывают – то первый и последний раз, тогда уже фирме конец. Потому что офицеры думают, прежде чем идти, изучают документы. А здесь господин Терещенко точно знает, что ему за это ничего не будет, его прикроют. Если бы правоохранители имели личную ответственность, ситуация поменялась бы», - считает Джруба Чаран Панда.

Мирошниченко также заявил, что его организация изучает возможность подачи консолидированных исков в суд для компенсации убытков, которые понесли терминалы. Ведется работа над юридической и расчетной базой. Такого прецедента еще не было – никто еще не требовал компенсации убытков от чиновников и государства. В судах эти убытки доказать будет очень тяжело. Но у предприятий, которые здесь задействованы, есть доказательная база. И есть статистика за десятки лет – сколько прибыли было и сколько платили налогов. И сколько они потеряли.

______________
Подписывайтесь на наш ютуб-канал https://www.youtube.com/channel/UCx-rF2QKUnv7wiMpwVb1hHA
______________
Телеграм-канал https://t.me/portscomua

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментарии


Комментировать