Вверх

Как Сорен Скоу перестраивает Maersk

12 февраля 2019  

Исполнительный директор Maersk Сорен Скоу намерен «воссоздать великую компанию» в ходе масштабного преобразования Группы, пишет FT.

Как Сорен Скоу перестраивает Maersk

На фото: Сорен Скоу

Немногие компании в последние годы претерпели столь радикальные изменения, как AP Moeller Maersk, крупнейшая судоходная контейнерная линия мира.

Датская группа прекратила заниматься бизнесом в сфере нефтегазовой индустрии и надеется в этом году выделить в отдельную компанию Maersk Drilling. Но крупнейшей компании Дании, если говорить о доходах, ​​в настоящее время сосредоточенной на контейнерных перевозках и логистике, сейчас приходится нелегко. Основной бизнес Группы - транспортировка морских грузов - находится под угрозой из-за перспективы нового всплеска торговой войны между США и Китаем и замедления роста мировой экономики. Кроме того, прибыльность операций Maersk снизилась, а потенциал снижения расходов сократился.

Со сложностями сталкиваются и некоторые прочие предприятия компании: упомянутая Maersk Drilling – бизнес, который будет реструктуризирован, а не продан, что означает невозможность сократить неизменно высокий объем задолженности компании перед кредиторами. Поэтому вероятно, что компании придется пропустить следующий раунд консолидации в секторе логистики – смирив свои амбиции сделаться контейнерным вариантом UPS или FedEx.

Читайте также: Глава Maersk Ukraine о том, как развивается контейнерная индустрия

Сорен Скоу, который стал исполнительным директором Maersk в 2016 году, одновременно с объявлением о планах реформирования компании, сообщил Financial Times, что, несмотря на «дорожные передряги», такие, как кибератака в 2017 году и слабый спрос на основной вид деятельности компании – перевозки контейнеров в течение последних трех лет, фактический распад конгломерата принес плоды. «Важно сказать, что то, что мы делаем, является настоящей трансформацией. Это слово часто используется в наши дни. Но мы действительно преобразовываем большую, старую глобальную компанию с целью выведения ее на новый уровень роста и прибыльности», - сказал он во время интервью в своем офисе с видом на набережную Копенгагена.

Аналитики и инвесторы в основном приветствовали сделанный Maersk акцент на перевозках, портовых терминалах и логистике после распада конгломерата. Однако и сегодня цена акций компании такая же, какой была в момент объявления о планах – на фоне опасений относительно того, что контейнерная отрасль может сильно пострадать от торговой войны, неуверенности в том, насколько компания быстро сумеет избавиться от непрофильных активов и реорганизоваться.

Сорен Скоу выделяет три основных момента в процессе реформирования Maersk. Это распродажа энергетических активов компании, поиск новых возможностей для инвестирования и полная реорганизация остающегося основного (профильного) бизнеса.                                  

Когда (и если) Maersk Drilling будет реструктуризирован, сумма трансакций, совершенных Maersk за последние три года составит около $18 млрд. Напомним только часть: нефтяной бизнес компании был продан французской Total за $7,5 млрд. Maersk Tankers перешла акционеру, обладавшему контрольным пакетом акций. Что касается бизнеса, связанного с буровыми работами на шельфе, процесс его продажи был приостановлен, поскольку полученные заявки были разочаровывающими (сегодня о продаже речь не идет, к тому же, это самая незначительная часть бизнеса конгломерата). Что касается приобретений, то Maersk заплатила $4 млрд. долларов за Hamburg Süd, немецкую судоходную группу.

Сегодня способность компании заключать больше сделок сдерживается ослаблением ее кредитного рейтинга. Г-н Скоу подчеркивает, что поддержание инвестиционного рейтинга Maersk на приемлемом уровне имеет решающее значение: «Я не стал бы принимать какие-либо решения, которые вольно или невольно могут снизить инвестиционный рейтинг компании. Вы можете проиграть, если рынок против вас, или компания демонстрирует плохие показатели», - говорит Скоу, добавляя, что для Maersk крайне важно сохранить гибкость – такую, какая позволила профинансировать сделку по приобретению Hamburg Süd в течение недели. Естественно, это ведет к отказу на нынешнем этапе от многомиллиардных сделок по приобретению активов. «Нам необходимо построить компанию, полагающуюся на органический рост, осторожно и постепенно наращивая наши активы и масштабы своей деятельности», - подчеркивает Скоу.

Он полагает, в частности, что любые приобретения будут направлены на накапливание и объединение не связанных с морскими перевозками мощностей, в особенности, в части наземной логистики. Сейчас, говорит он, лишь пятая часть клиентов Maersk использует ее «сухопутный» логистический потенциал при том, что «всем нужно привезти трак в порт или вывезти его из порта».

Некоторые аналитики удивлены тем, что Maersk сейчас намерена отказаться от крупных приобретений морских активов – в ситуации, когда процесс консолидации в секторе идет полным ходом. Однако нет ничего удивительного в том, говорят они, что компания намерена сделать акцент на наземной логистике, напоминая о том, как датская DSV предложила $4 млрд. за швейцарскую компанию Panalpina. Вероятно, серьезным толчком для Maersk стало и приобретение одним из основных конкурентов Группы, французской CMA CGM, большой доли активов Ceva Logistics. Сегодня, впрочем, баланс компании едва ли позволит осуществить масштабные приобретения, которые могли бы восполнить потерю доходов от проданных Maersk энергетических активов.

Г-н Скоу сделал рост доходов одним из своих приоритетов, и в третьем квартале 2018 года они увеличились на 31%. По оценкам, доходы Maersk за весь прошлый год составили около $40 млрд., это уровень, которого компания достигла в 2015 году, но значительно меньше, чем $60 млрд. в 2011 году.

Maersk будущего – это, в отличие от вчерашнего конгломерата с восемью дивизионами – единая компания. Г-н Скоу, бывший глава дивизиона контейнерных перевозок Maersk, вспоминает, что его функции были более чем разнообразны: от коммуникаций и кадров до юридических вопросов, лишь финансированием заниматься не приходилось. «Сейчас мы ликвидируем значительный корпоративный слой служащих, стоявших над дивизионами. Это привело к потере от 500 до 1000 рабочих мест», говорит Скоу, добавляя, что, к его удивлению, после сокращения увеличилась вовлеченность сотрудников.

Скоу настаивает на том, что Maersk станет лучшей компанией в конце процесса реорганизации, но признает, что сохранять баланс между достижением долгосрочных целей и ежеквартальными, краткосрочными перспективами непросто.   

FT, перевод Марка Шевченко.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментарии


Комментировать