Вверх

Почему провалилась приватизация ОПЗ: причины

22 июля 2016   Максим Гардус

Образцово-показательная приватизация Одесского припортового завода сорвана. Мы попытались разобраться, почему у столь амбициозного процесса оказался такой незавидный финал.

Почему провалилась приватизация ОПЗ: причины

фото: ports.com.ua, Игорь Гошовский

Образцово-показательная приватизация Одесского припортового завода сорвана. Конкурс имел множество задач: поиск инвестора, наполнение бюджета (в случае удачи годовой план приватизации в 17 млрд грн был бы почти выполнен). Важна и имиджевая составляющая: показать, что новая власть способна на честную продажу госактива, свою «Криворожсталь-2». Мы попытались разобраться, почему у столь амбициозного процесса оказался такой незавидный финал.

Претенденты и условия

В начале года, по словам главы Фонда госимущества Игоря Билоуса, ситуация выглядела радужно. Конкурсом заинтересовались мировые химические гиганты: Yara, IBЕ Trade, Koch Fertilizers, CF Industries и Ciech. При этом ФГИ рассчитывает, что ОПЗ удастся продать как минимум за $500 млн. Об интересе к конкурсу заявила и DF Group Дмитрия Фирташа.

Даже Верховная рада помогла, приняв закон 2319а-д. Он отменил обязательную предварительную продажу на бирже 5-10% акций до начала конкурса.

Но уже тогда появились тревожные тенденции. Сначала к оценке актива не допустили серьезные аудиторские фирмы из «Большой четверки». А ведь именно оценщик с безупречной репутацией гарантирует справедливости оценки. Вместо этого выбрали локальную компанию УВЕКОН с крайне спорной репутацией и шлейфом скандальных историй.

Еще одно препятствие — запрет участвовать резиденту государства-агрессора. Популистская, но на первый взгляд оправданная в военное время норма была выписана нечетко. Любая публичная компания с владельцем хотя бы 1 акции – россиянином могла быть не допущена.

Еще одна созданная властями проблема – долг перед Фирташем. Это $190 млн + $250 млн штрафов и пени. Живых денег в таком количестве у завода, понятно, нет. Но если бы власть реально намерена провести конкурс, то выход все же существал — просто напечатать деньги. Формально схема выглядела бы как предоставление ОПЗ кредита от государственных банков — тех же Ощадбанка или Укрэксимбанка. «Мы обсуждаем сейчас несколько вариантов: или мы продаем завод как есть — с долгом, и инвестор сам будет решать, что с ним делать. Или реструктуризируем долг, или заместим его государственным кредитом», — рассказывал весной Игорь Билоус. Но это, как и многие другие заявления оказалось неправдой. Причем, причина – чисто политиканская. Ни Яценюк, ни Гройсман не хотели, чтобы про них писали в фейсбуке «Зрада! Премьер отдал миллиарды олигарху!».

Осложнил ситуацию и иск «Нортимы» Игоря Коломойского. Компания выиграла предыдущий конкурс, но тогдашний премьер Юлия Тимошенко по политическим мотивам отменила результаты. Иск стал одной из мужества точек торга между Коломойским и нынешней властью. Однако ни премьер, ни президент не задействовали никаких рычагов давления для отмены претензий.

После тщательной двухгодичной подготовки инвесторам предлагался объект отягощенный сомнительными долгами, огромными убытками, подмоченной репутацией и арестованными топ-менеджерами. Результат – 0 заявок.

Дошедшие почти до финала

«В целом ОПЗ интересовались около 20 инвесторов: из США, Нидерландов, Турции, Омана, Польши», — заявлял Билоус. Однако эта информация крайне преувеличена. На самом деле только 4 компании заключили с Фондом госимущества договор о конфиденциальности на изучение документов по приватизации, сообщил бизнес-порталу UAprom информированный источник в правительстве. Только эти четверо провели due-diligence завода.

Suhail Behwan Group – конгломерат Султаната Оман, включающий 40 компаний в Персидском заливе, Северной Африке и Южной Азии, принадлежит султану Кабус Бин Саиду. Химический дивизион по производству азотных удобрений состоит из двух химпредприятий в Омане — Sohar International Urea & Chemical Industries и Suhail Chemical Industries, а также совместного предприятия в Алжире — Algeria Fertilizer.

Gemlik Gubre Sanayii A.S. (Турция) входит в Yildirim Holding Inc. и занимается выпуском азотных удобрений. Производственные мощности расположены в регионе Бурса недалеко от морпорта Гемлик в Мраморном море.

Венгерская MVM Group на 100% принадлежит государству, крупнейший в стране энергохолдинг, занимающийся производством, дистрибуцией и продажей электроэнергии. В 2011 году группа вышла на рынок сниженного газа, заинтересована в строительстве СПГ-терминалов на побережье Адриатического моря в Хорватии.

Польская Energoimpex Sp. z o.o. малоизвестна. Зарегистрирована в городе Дебица. Главой компании является Александр Ващенко, его замом – Эдвард Брзостовски (Brzostowski Edward). Сфера ее деятельности – строительство телекоммуникационных линий и линий электропередач.

По словам источника UAprom, потенциальных претендентов на ОПЗ отпугнула не столько стартовая цена, сколько судебные тяжбы вокруг топ-менеджмента предприятия. За пару дней до конкурса специализированная антикоррупционная прокуратура по делу о растрате средств задержала председателя наблюдательного совета предприятия Сергея Перелому и первого заместителя этого завода Николая Щурикова.

Характерно, что 15 июля, Билоус отрицал влияние скандала и арестов на готовность инвесторов. Однако в понедельник неправдивость этого заявления стала очевидной.

Причины провала

18 июля конкурс по продаже ОПЗ не состоялся из-за отсутствия заявок. В ФГИ отметили, что больше всего вопросов и сомнений у инвесторов вызвали: долг перед Group DF, суды с компанией «Нортима», ограничения на репатриацию дивидендов, отсутствие налоговых льгот и преференций для инвестора, высокая цена на фоне озвученных выше проблем завода и общих политических и экономических рисков страны. Разберем эти причины.

Экономические – негативная конъюнктура, завышенная цена, страновые риски, запрет вывода дивидендов, долги.

«Причина срыва конкурса – отсутствие заявок претендентов. Очевидно, что на фоне рекордно низких цен на карбамид, высокой цены на объект и ряда скандалов вокруг ОПЗ вероятность успешной продажи была невысока. Тем более, что в письме МВФ и ЕБРР рекомендовали Киеву снизить стоимость акций ОПЗ, предлагаемых к продаже,- считает директор Института энергетических исследований Дмитрий Марунич. — Даже при расчете стоимости пакета методом EBITDA умноженная на мультипликатор (прибыль около $50 млн в 2015 г. мультипликатор 5-7, больше $350 млн не получается никак». Согласен с завышением цены и аналитик Dragon Capital Сергей Фурса: «Слишком высокая стартовая цена».

фото: ports.com.ua, Игорь Гошовский

Еще одна проблема – туманное будущее отношений с поставщиком аммиака — «ТольятиАзотом».

«Ценность ОПЗ состояла как раз в наличие перевалки аммиака из России. Без этого ценность актива весьма условна», — уверен Директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентин Землянский.

«Очень печально, что провалилась приватизация ОПЗ на этом этапе. Потому что, с одной стороны это результат инвестиционного климата, который есть в стране, а с другой – это удар по инвестиционному климату в стране. На инвестфоруме от Американской Торговой Палаты в Украине звучало, что успешная приватизация ОПЗ стала бы сигналом изменения инвестиционного климата. К сожалению, этого не произошло. Понятно – это не трагедия, будут новые конкурсы, но нужно подходить реалистично к условиям конкурса и конечно же к цене», — сказал управляющий директор компании Group DF Борис Краснянский, — В таких условиях, которые сейчас существуют, с учетом страновых рисков, с учетом надежности поставок сырья для этого завода, оценить завод в $520 млн – является ошибкой».

Также Краснянский обратил внимание на действующий в Украине запрет на репатриацию дивидендов: «По сути, этот запрет отсекает инвесторов от участия в приватизации крупных объектов в Украине».

Однако глава Group DF не считает наличие долга ОПЗ перед Group DF препятствием для потенциальных инвесторов: «Продаваемые компании практически во всех случаях имеет долги. Более того, часто наличие долгов и является причиной, почему их продают. Говорить, что из-за этого сорвался конкурс – это неправильно! Очень часто при крупных продажах объектов сумма задолженности компании превосходит сумму оценки. А здесь, оценили завод в $520 млн, при том, что долг — $190 млн плюс пеня и штрафы (в сумме — $250 млн). Долги – это нормальное состояние продаваемой компании, любой инвестор понимает: он купит – у него будут долговые обязательства, он берет их вместе с компанией».

Однако экс-замгенпрокурора Давит Сакварелидзе считает иначе: «Причина отсутствия спроса — необходимость потенциальному покупателю погашать чужие долги, которые к тому же имеют коррупционную составляющую. ОПЗ имеет задолженность перед компанией Ostchem, которая, кстати, связана с Фирташем. Тело долга составляет $193 млн., пеня и проценты — $58 млн. При стартовой цене 13,2 млрд. грн., фактически нужно будет дополнительно доплатить больше половины цены, чтобы рассчитаться по сомнительным обязательствам. Это разбирательство рассматривается сейчас в Стокгольмском суде. Мне кажется, это верх цинизма: вместо того чтобы говорить о пусть и сомнительной, но все же перспективе осудить и наказать Фирташа, мы оказывается ещё и в долгу перед ним и это прямо отражается на процессе приватизации одного из ее ключевых предприятий».

Организационно-политическая – дискриминационные условия

Условия были выписаны весьма странно. Конкурс мог быть признан состоявшимся, если на него подадут заявки минимум две иностранные компании. Тот есть, если бы Коломойский и Фирташ захотели бы купить ОПЗ, а иностранцы не пришли, то конкурс не состоялся бы.

Но против иностранцев также были приняты меры «Принятый Верховной Радой закон о «русском духе», который, по идее, должен был не допустить приватизацию украинских объектов со стороны россиян. Но де-факто он ставит заслон перед всеми публичными компаниями. Потому что согласно закону, если хоть одна акция компании принадлежит россиянину, то нельзя ей продавать. А там публичные компании, у которых акции торгуются на бирже. А значит, обязательно найдется какой-то россиянин. Если акции компании вращаются на бирже, то там обязательно будет какой-то русский акционер. Или потенциально может быть, что суть одно и то же», — подчеркнул Сергей Фурса.

«Причина на поверхности. Условная группа Порошенко «отжимает» завод, контроль за ним в условной группы Яценюка. Окружение Яценюка ослабевает. А Яценюк почему-то считает, что наличие у него фракции дает ему право дальше контролировать государственный сектор, — уверен эксперт Института энергетических стратегий Юрий Корольчук. — Поэтому причина в том, что окружение Порошенко хочет дальше зарабатывать на заводе. Думаю, что вопрос приватизации будет актуален не ранее лета 2017 года».

Теперь Фонд госимущества рассматривает возможность провести повторный конкурс в конце лета — начале сентября. Что нужно сделать для успешного конкурса? Поскольку объективные условия в виде конъюнктуры рынка не решаемы, остается решать субъективные проблемы: нанять серьёзных оценщиков из Big4, уменьшить стартовую цену до $350 млн, решить проблему долга Фирташу и иска в Стокгольмском арбитраже, решить проблему иска Коломойского, сделать антироссийскую норму более четкой: например, недопуск компаний с 50% или 25% российского капитала, решить проблему с запретом на вывод дивидендов, возобновить поставки газа.

Высказывания Билоуса после провала конкурса свидетельствуют, что власть начала осознавать эти проблемы. Он признал, что нужно будет пересмотреть некоторые условия приватизации завода, в частности, стартовую цену предприятия. По старым нормам вероятный дисконт — 30%. ФГИ начнет диалог с правительством о возможности предоставления налоговых преференций для будущего инвестора. Также Фонд намерен стимулировать правительство реструктуризировать долг перед Group DF.

Предполагается, что стороной договора реструктуризации должна быть НАК «Нафтогаз Украины». Указанные мероприятия требуют значительных формальных усилий от Фонда, правительства и парламента. А также неформальных – от президента. Смогут ли ветви власти объединиться ради наполнения бюджета и имиджа страны — станет ясно в ближайший месяц.

10 важных фактов про ОПЗ

подготовил Андрей МУРАВСКИЙ

  1. Одесский припортовый завод располагает крупнейшим в СНГ производством аммиака и крупным производством карбамида. Это единственный в черноморском регионе терминал по перевалке аммиака на морские судна. Это значительно дешевле, чем перегружать его из железнодорожных цистерн, как это делается в Европе и Америке (меньшая трудоемкость).
  1. ОПЗ модернизированное азотное предприятие с самыми низкими расходными коэффициентами по природному газу в отрасли и практически нулевыми расходами на транспортировку продукции, поскольку его инфраструктура находится в порту «Южный».
  1. Проектные мощности по производству аммиака составляют 900 тыс. тонн в год, по производству карбамида – 660 тыс. тонн в год. Мощность комплекса по перегрузке аммиака – 4,3 млн. тонн в год. Комплекс способен перегружать до 5 млн. тонн карбамида в год. Годовая мощность комплекса по перегрузке метанола – 1 млн. тонн, комплекса по перегрузке жидких азотных удобрений – 500 тыс. тонн.
  1. Для переработки карбамида навалом предназначен 1-й терминал порта Южный. Три специальных высокопроизводительных судо-погрузчика соединены со складами припортового завода транспортерными линиями, помещенными в закрытые галереи. Интенсивность обработки – 12 тыс. тонн в сутки. 2-й терминал предназначен для переработки наливных химгрузов – сжиженного аммиака, метанола, КАС. На двух причалах есть трубопроводы, стендеры. Интенсивность обработки составляет 24 тыс. тонн в сутки.
  1. ОПЗ является конечным звеном аммиакопровода «Тольятти-Горловка-Одесса». Он соединяет несколько крупных химических предприятий: российские «Тольяттиазот» (Тольятти) и «Минудобрения» (Росошь), украинский «Концерн «Стирол» (Горловка). Ранее аммиак доставлялся ж/д цистернами с ПАО «Северодонецкое объединение «Азот» (Северодонецк) до «Стирола», сейчас оба предприятия простаивают. Услуги по прокачке аммиака и отгрузкам других удобрений составляют треть дохода ОПЗ. При этом российские компании к участию в приватизации завода не допускаются.
  1. «Тольяттиазот» рассчитывает на запуск перевалочного терминала с проектной мощностью 5 млн. тонн в год в Тамани. Аммиак будет идти до Воронежа, а там перегружаться в ж/д цистерны и доставляться в порт. Ввод первой очереди технологического перегрузочного комплекса аммиака и карбамида в порту  запланирован на 2017 год, второй – на 2020-й. Это более дорогой в эксплуатации вариант, но «Тольяттиазот» уже давно начал инвестировать в это строительство. Надежды на этот комплекс возлагает и «Уралхим». Два года назад объемы инвестиций оценивались в $1,2 млрд., а сроки  реализации – 5 лет. «Тольяттиазот» также изучает возможность строительства ветки аммиакопровода в обход Украины – от Воронежа до терминала в порту Тамань (расстояние – более 1500 км). Впрочем, проект очень дорогостоящий, так что о возможности обходиться без нынешнего аммиакопровода российские производители из года в год большей мерой только говорят.
  1. Первый приказ ФГИ о приватизации ОПЗ был подписан еще в 1993 году. Его пытаются выставить на продажу в седьмой раз. В 2009 году состоялся аукцион, победила компания «Нортима», (подконтрольная Игорю Коломойскому), которая предложила 5 млрд. грн. но конкурсная комиссия продажу отемнила – правительство заподозрило сговор участников и посчитала цену заниженной.
  1. В 2009 году тогдашний глава ФГИ Дмитрий Парфененко отмечал, что если приватизация ОПЗ не состоится, то уже в 2010 году «завод никому не будет нужен» – газ дорожает, а его удельный вес в стоимости продукции ОПЗ составляет 90%. Тем не менее, в последующие годы предприятие декларировало не только убытки, и в прошлом году чистая прибыль компании составилаоколо 210,9 млн. грн.
  1. Около десяти лет назад обговаривалась идея приватизировать только химическое производство, а перевалочную базу оставить в госсобственности. Но ОПЗ строился как целостный технологический комплекс, и соответствующая экспертиза показала, что разделение единой инфраструктуры может привести к экологическим проблемам. В то же время, украинской частью магистрального аммиакопровода «Тольятти-Одесса» оперирует «Укрхимтрансаммиак», который входит в перечень стратегических предприятий, не подлежащих приватизации.
  1. ОПЗ – монополист по перевалке аммиака. Нынче из списка естественных монополистов он исключен. Последние два года он самостоятельно увеличивал тариф на свои услуги, что вызывало возмущение российских производителей. Однако после приватизации монопольный статус ОПЗ могут вернуть, и тогда он утратит возможность бесконтрольно устанавливать тарифы на свои услуги.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментарии


Комментировать