Вверх

Украинский рынок дноуглубления становится ближе к Европе

24 марта 2016   Анна Березкина

Руководство «Боскалис Юкрейн» уверено, что украинский рынок дноуглубительных работ компании «по зубам»

Украинский рынок дноуглубления становится ближе к Европе

Директор ООО "Боскалис Юкрейн" Александр Самошин и его заместитель Серегей Баев

2016 год может стать переломным в подходе Украины к ведению дноуглубительных работ в портовых комплексах и акваториях. Надежду на это вселяет подписание в конце прошлого года Администрацией морских портов Украины Меморандума о взаимопонимании с крупнейшими мировыми компаниями, занимающимися дноуглублением и проведением инженерных гидротехнических работ: Jan de Nul NV, Royal Boskalis Westminster N.V. и Van Oord. Незадолго до этого министр инфраструктуры Андрей Пивоварский заявил, что АМПУ намерена провести в 2016-м дноуглубление «почти во всех портах страны». Наш корреспондент попросил ответить на ряд вопросов представителей группы компаний Royal Boskalis Westminster N.V. — генерального директора ООО «Боскалис Юкрейн» Александра Самошина и его заместителя Сергея Баева.

— Глава АМПУ Андрей Амелин заявил, что планируемые объемы дноуглубления по всем украинским портам и акваториям в этом году составляют 14 млн куб. м грунта. Из них 8 млн куб. м эксплуатационного и 6 млн куб. м – капитального дноуглубления. Насколько эти суммы отличаются от показателей прежних лет, и насколько они вам «по зубам»?

А. Самошин: Как показывает статистика, если говорить об эксплуатационном дноуглублении, то его ежегодные потребности в Украине действительно колеблются на уровне 8-9 млн куб. м. На первый взгляд, это внушительная цифра, действительно «аппетитная» для любого мирового дреджера (от dredger, англ. — дноуглубитель). Но специфика вопроса всегда заключалась в том, что этот объем распределен между всеми водными объектами, и в итоге потребности портовых акваторий не превышают 300 тыс. куб. м, что для крупных международных компаний является незначительным объемом, и главное – экономически невыгодным для обеих сторон. Расходы по мобилизации дорогостоящей дноуглубительной техники и оборудования, как правило, находящегося на приличном удалении от наших берегов, существенно влияют на стоимость одного кубометра вынимаемого грунта. Справедливости ради нужно отметить, что в Украине есть акватории с приличным объемом эксплуатационного дноуглубления около 1 млн. куб. м каждый: БДЛК, ХМК, ДЛК, ГСХ «Дунай-Черное море». Но такие объемы требуют и соответствующих финансовых ресурсов, которые зачастую в дефиците.

С. Баев: Что же касается возможностей Boskalis, то, если повесить на стену карту расположения объектов, где работала и работает наша компания, то это будет карта всего земного шара. Корпорация выполняет работы более чем в 75 странах на шести континентах. Ее флот насчитывает более 1000 специализированных судов и техники, а штат сотрудников ‒ около 8500 человек, без учета работников в смежных подразделениях по всему миру.

В 2014 году [итоги работы прошедшего года подводятся весной следующего] корпорация Royal Boskalis Westminster N.V. получила доход в 3,2 млрд евро. При этом чистая прибыль группы составила 490 млн евро. А в портфеле заказов корпорации на конец 2014 года значились контракты на различные виды услуг на общую сумму 3,3 млрд евро.

А. Самошин: Возможности корпорации значительно расширились благодаря поглощению таких крупных компаний, как SMIT Internationale N.V. в 2010-м и Dockwise в 2013-м. Также в конце 2015 года подписаны документы о приобретении дноуглубительной компании Strabag Wasserbau GmbH, носившей ранее название Möbius Wasserbau. Самыми важными активами в последнем приобретении являются два недавно построенных самоотвозных трюмных землесоса с низкой осадкой и вместимостью 7350 куб. м каждый, большой современный штанговый земснаряд и четыре самоходные хоппер-баржи.

Думаю, с уверенностью можно говорить о том, что украинский рынок дноуглубления для Boskalis — «по зубам».

— Во время подписания Меморандума руководство АМПУ выражало намерение рассмотреть вариант укрупнения лотов на тендерах по дноуглублению в 2016 году путем объединения объемов в разных портах. Оно реализуется?

А. Самошин: Это чрезвычайно важный момент, который действительно мог бы привлечь на украинский рынок мировых игроков дноуглубления и способствовать повышению качества услуг в этой сфере. Мы очень поддерживаем и надеемся на реализацию данной инициативы. В свое время Boskalis уже предлагал схему сотрудничества с Заказчиком, которая заключалась бы в уходе от проведения бесконечных тендеров на мелкие объемы эксплуатационного черпания, разбросанные по разным портам. Предложение заключалось в организации комплексного и системного подхода к оказанию данных услуг. Чтобы за определенной компанией закрепляли конкретные акватории на карте дноуглубления. При этом в конкурентно достигнутых договорных отношениях каждая из сторон получила бы основные преимущества: заказчик – постоянного исполнителя и гарантированно качественный сервис, как по времени исполнения, так и по техническому содержанию, а исполнитель — заинтересованность в постоянной работе и желании ее сохранить. При данном раскладе у иностранного дреджера появляется реальная возможность предоставить флот и оборудование один раз и надолго, выполняя в дальнейшем услуги по гораздо меньшей стоимости без учета мобилизации.

— А насколько это реально — поделить таким образом акватории между дреджерами?

С. Баев: Практика показывает, что все крупные мировые компании за рубежом часто работают вместе и даже создают совместные компании под конкретный проект. Вот Boskalis, Jan de Nul и Van Oord вроде бы и конкуренты, но регулярно объединяются в крупных и серьезных проектах. Например, в прошлом году совместно участвовали в создании Второго Суэцкого канала, вместе его торжественно и открывали. По нашему мнению, украинский рынок дноуглубления по праву можно считать крупным и серьезным проектом, и пока отечественный дноуглубитель делает попытки к возрождению, иностранный уже может помочь в развитии и содержании большого и стратегически важного направления в морской отрасли.

— Какие еще существуют препятствия для участия иностранных компаний в работах на нашем рынке?

А. Самошин: Участию в проектах предшествует участие в тендерных процедурах. На сегодняшний день условия для участников и подаваемая документация ориентированы сугубо на резидентов. То есть иностранец при всем своем желании качественно принять участие в тендере заранее обречен на неудачу то ли по документальной, то ли по финансовой коллизии с местным законодательством. В связи с этим иностранец вынужден открывать официальное представительство в Украине, нести постоянную финансовую нагрузку по его содержанию, штату сотрудников и прочее, чтобы хоть как то стать ближе к выполнению тендерных условий. Но, к сожалению, и данный шаг не гарантирует ему успех в этом вопросе, поскольку у официального представительства возникают уже проблемы иного характера.

С. Баев: В прошлом году Мининфраструктуры предприняло попытку по усовершенствованию тендерной процедуры и предложило нерезидентам внести в нее свои предложения и поправки. Мы все живо откликнулись и постарались со своей стороны предложить максимум изменений, которые помогли бы нерезиденту полноценно принимать участие в тендерах и впоследствии вести свою деятельность на этой территории. Такое движение навстречу стало для нас большой неожиданностью и хорошим знаком. И теперь мы надеемся и ждем, что наши предложения будут учтены и это даст толчок поступательному движению в деле развития данного сегмента украинской портовой инфраструктуры, приближению его к существующим современным мировым стандартам.

— В реализации каких проектов на Черном море и в соседних регионах участвует ныне Boskalis?

А. Самошин: Если говорить о Черноморско-Азовском регионе, то он всегда находился в поле зрения Boskalis.

В 2008 году был осуществлен проект по реконструкции брекватеров в порту Поти, Грузия. Boskalis предоставил всю необходимую технику и 30 стальных форм для изготовления Х-блоков, которыми были укреплены брекватеры после реконструкции.

С 2013 года Boskalis проводил гидротехнические работы в Сочи в рамках подготовки к проведению зимней Олимпиады-2014. Была произведена разработка грунта под строительство Олимпийской деревни и берегоукрепительные работы.

После этого флот был передислоцирован в Болгарию и Румынию. Сейчас там идет реализация сразу нескольких интересных и разновекторных проектов:

  • Эксплуатационное дноуглубление порта Мидия (250 тыс. куб. м);
  • Создание системы очистных сооружений в курортном городке Мангалия;
  • Намыв и реабилитация пляжей целой сети румынских курортов, включая Мамайя-Бич. Общий объем переработанного грунта составил 2,5 млн куб. м. Также были выполнены берегозащитные работы, которые предотвратят размытие береговой полосы в будущем.

Последний проект, кстати, может стать качественным примером для развивающейся курортной инфраструктуры украинского Черноморского побережья.

С. Баев: Что касается интересных и крупных проектов, реализованных в дальнем зарубежье, и не только, то из них можно выделить такие:

  • Проект образования новой территории в воде и создание портовой инфраструктуры в рамках расширения порта Роттердам был завершен в 2013 году. Новая территория под названием Maasvlakte 2 общей площадью в 2000 га была создана методом обратной отсыпки грунта в процессе дноуглубительных работ для будущей акватории порта глубиной 20 м. Общее кол-во переработанного грунта составило 240 млн куб. м.
  • Проект строительства комплекса защитных сооружений от наводнений для Санкт-Петербурга, где Boskalis провел дноуглубительные работы с обратной отсыпкой песка (около 7,5 млн куб. м) и укладку горной массы около 760 тыс. тонн, также создан автомобильный тоннель под новым подходным каналом.
  • Проект образования новой территории в воде и создание инфраструктуры для дальнейшего обитания жителей Панамы был выполнен в 2013 году. Общий объем переработанного грунта составил 2,5 млн куб. м, было отсыпано 700 тыс. куб. м камня и уложено 32 тыс. кв. м геотекстиля.

А. Самошин: Возвращаясь к украинскому рынку, как мы уже отмечали, он объемен и перспективен. Помимо эксплуатационных черпаний, сегодня на повестке дня очень серьезно ставится вопрос увеличения глубин портовых акваторий и подходных каналов. Ведь нынешние глубины даже в крупнейших украинских портах не в состоянии обеспечить обработку у причала до полной грузоподъемности тех крупнотоннажных судов, например типа «кейпсайз», которые стали регулярно приходить в украинские порты.

С. Баев: В связи с этим в морском порту Южный уже проделана огромная работа по реализации одного из крупнейших проектов дноуглубления, который предусматривает увеличение глубины канала до 21 м и связанной с этим длины канала до 14 км, с выполнением дноуглубительных работ в общем объеме 21,9 млн куб. м. Значительные объемы работ также нужны для увеличения глубин в порту Ильичевск и подходах к нему. Становится все более актуальной задача увеличения глубин Бугско-Днепровско-Лиманского канала (БДЛК), где пока проходная осадка составляет всего 10,3 м. Портовики Николаевского региона говорят о потребности увеличить проходную осадку судов. Порты там активно расширяются.

Так что будем надеяться и рассчитывать на то, что украинский рынок дноуглубления действительно становится ближе к европейским дреджерам и корпорация Royal Boskalis Westminster N.V. сможет внести свой посильный вклад в его улучшение и развитие.

Досье

Royal Boskalis Westminster N.V. — крупнейший поставщик услуг в области дноуглубительных работ, строительства объектов морской инфраструктуры, в том числе связанных с офшорной энергетикой. Корпорация обеспечивает инновационные комплексные решения по всему миру для инфраструктурных проектов в морских портовых, прибрежных районах и дельтах рек, в том числе строительство и обслуживание портов и водных путей, создание земли в воде, защиты побережья и берегов рек.

Основные клиенты Boskalis — нефтяные компании, портовые операторы, правительства, судоходные компании, международные разработчики проектов, страховые и горнодобывающие компании.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментарии


Комментировать