Вверх

Возвращение на реку: как работает логистика «Нибулона» на Южном Буге

31 августа 2016   Андрей Муравский

По Южному Бугу, выше Новой Одессы, впервые за четверть века прошли суда. Корреспондент «Портов Украины» побывал на загрузке этих барж и увидел, как работает новая речная инфраструктура

Возвращение на реку: как работает логистика «Нибулона» на Южном Буге

Фото: Андрей Муравский, ports.com.ua

24 августа 2016 года буксир «Переяславский» компании «Нибулон» провел несамоходное судно проекта В2000 до нововозведенного перегрузочного терминала в Вознесенске. На следующий день буксир привел еще одну баржу под погрузку зерна из Новой Одессы, где находится другой терминал агрохолдинга. Корреспондент «Портов Украины» встречал в Вознесенске эти первые за четверть века суда, прибывшие под погрузку.

С возвышенности возле села Прибужаны хорошо виден Вознесенск. У воды возвышаются зернохранилища нововозведенного перегрузочного терминала компании «Нибулон», справа расположен железнодорожный мост. По нему один за одним, нарушая тишину, торопятся товарняки и пассажирские поезда. Едва промчался очередной состав, как из-под моста неспешно появляется буксир и несамоходное судно. До терминала, где в него погрузят зерно, осталось около километра.

Это первый рейс «нибулоновцев» на недавно построенный вознесенский терминал. Рейс состоялся в праздничный день — 24 августа. Впрочем, он обходится без лишнего пафоса — гостей не созывали. И это несмотря на то, что событие далеко не рядовое, ведь судоходства выше Новой Одессы не было уже четверть века.

Фото: Андрей Муравский, ports.com.ua

К причалу флот подходит уже на закате. На всей территории терминала включили освещение. Люки несамоходного судна открыты, трюм тоже освещен. В него опущен рукав телескопического погрузчика. Некоторое время слышен только шум начавшей работу машины. И вот, наконец, на дне начинает появляться горка зерна. В свете фонарей колышется облачко пыли, отчетливо разносится запах зерна.

Фото: Андрей Муравский, ports.com.ua

Директор судоходной компании «Нибулон» Евгений Игнатенко идет по причалу с улыбкой. Он прибыл сюда на буксире, решив лично пройтись по новому маршруту. «Для меня работа с флотом очень много значит, управление судном — это наука, которая не менее интересна, чем работа в офисе, так как я вырос на флоте», — признается он. На этой руководящей должности Игнатенко уже три года.

Фото: Андрей Муравский, ports.com.ua

«Как только в Украине стартует навигация, я тут же иду в рейс с нашими капитанами, оцениваю судоходную обстановку, смотрю, как прошла расстановка навигационного оборудования, в каком состоянии шлюзы и прочее», — говорит Игнатенко. Чтобы поговорить о рейсе подробнее, мы договариваемся встретиться уже утром следующего дня.

Фото: Андрей Муравский, ports.com.ua

На рассвете баржа стоит с еще открытыми люками. Зайдите внутрь терминала, поднимитесь по металлическим ступенькам наверх — вы наверняка почувствуете запах свежей краски. С высоты металлических галерей терминала хорошо видно, как люки начинают закрывать. Между конструкциями терминала снуют ласточки.

Позже работники начнут подметать просыпавшееся зерно. Недалеко от буксира принимается за работу землечерпалка — необходимо дочистить подходы к причалу.

Директор судоходной компании «Нибулон» Евгений Игнатенко. Фото: Андрей Муравский, ports.com.ua

С Игнатенко встречаемся в ходовой рубке буксира. За пультом управления судном директор чувствует себя более чем уверенно. Не удивительно: до работы в «Нибулоне» Игнатенко ходил в дальние плавания на контейнеровозах, завершил карьеру в должности капитана.

«Первый рейс мы подгадывали под контракт — доставку на внешний рейд. Как только эта необходимость появилась, мы сразу же осуществили рейс, приняв 2 тыс. тонн пшеницы», — рассказывает глава судоходной компании.

«Судно было погружено менее чем за восемь часов. Уже в 5:15 закончилась погрузка, затем были оформлены документы. В 6:00 были закрыты крышки. Вообще, у нас такая практика, что как только заканчивается погрузка, буксир запускает двигатели, крышки закрываются — и он уходит. На формальности мы даем 10-15 минут», — добавляет Игнатенко.

Скорость движения флота составила от 5,2 до 5,6 узла. «Здесь проводка своеобразная. Очень много крутых поворотов по 90 градусов, узкие места. Нужно контролировать глубины. У нас есть электронная карта, где показаны глубины под берегом — где можно нос судна подвести, чтобы войти чисто в поворот, а где нельзя. На каждом повороте мы сбрасываем ход до минимума, входим — и снова добавляем, чтобы нас не положило на берег», — делится впечатлениями капитан Алексей Изместьев.

«Например, Новую Одессу прошли — так там не знали, где как ветер подхватит. Пошли далее — ветер уже с другой стороны, разные порывы. Сейчас от ветра прикрывает холм, повернем — холма нет уже, ветер подхватит, так что нужно поправку делать», — рассказывает Изместьев.

Директор судоходной компании высоко оценивает действия капитана. «Он, конечно, более уверенно чувствует себя, когда рядом находится руководитель — такой же опытный капитан. Я ему подсказываю, он, в свою очередь, что-то видит лучше меня — и мы совместно принимаем решения», — говорит Игнатенко.

Сложностей при прохождении по Южному Бугу добавляют еще и браконьерские сети, которых сейчас на этом участке немало — местные жители пока не успели свыкнуться с мыслью, что теперь здесь постоянно будут ходить суда «Нибулона».

«После каждого рейса водолазная группа осматривает винты, а также корпус судна. Мы считаем, что это необходимо делать на первом этапе после начала судоходства на Южном Буге.  В связи с отсутствием в течение долгого времени судоходства, рыбаки привыкли от берега до берега ставить сети. В ближайшее время мы, возможно, проведем общественную встречу с руководителями рыбопромысловых предприятий, которые занимаются легальным выловом рыбы на Южном Буге, и проговорим о дальнейших действиях, чтобы избежать намоток сетей на винты», — объясняет Игнатенко.

«Мы провели с капитаном и его помощником небольшое совещание после того, как пришвартовались. Оценили состояние судоходного хода и обсудили возможность привести сюда одновременно два судна В2000 и даже судно проекта NBL-91 — это тоже возможно (длина В2000 — 71,7 метра, длина NBL-91 — 90 метров). В дальнейшем два судна будут грузиться здесь «под завязку» — и сразу идти на морской перегрузочный терминал в Николаеве», — уверен Игнатенко.

А еще в «Нибулоне» подумывают о том, чтобы сделать навигацию на Южном Буге круглосуточной. «Мы хотим, чтобы судоходство было круглосуточным и у нас есть пути реализации. Пока мы можем двигаться по реке только в светлое время. Судовой ход не освещен, буи не везде расставлены, отсутствуют створные знаки, не освещены мосты», — заключил Игнатенко.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментарии


Комментировать