Вверх

Йозеф Рорер об экспорте зерна и дерева из Галичины в 1803 году

12 марта 2019   Игорь Гошовский

Австриец Йозеф Рорер, путешествовавший по Галичине в 1803 году, оставил немало интересных свидетельств об экономике края, который только перешел из состава Речи Посполитой к Австрийской короне. Например, вот так он описал логистику экспорта зерновых, древесины и судоходство на этих землях.

Йозеф Рорер об экспорте зерна и дерева из Галичины в 1803 году

На фото: реконструкция сплава зерна по Висле

«Водный фрахт дает здесь работу очень многим людям. Вспомните только о большом количестве пшеницы, ежегодно вывозимой из Гданьска, и не менее внушительном вывозе полотна, соды, древесины и т.п. Один оптовый торговец, господин фон Келлерман, уже много раз за один год отправляет по 20 тысяч тонн пшеницы в Гданьск. У него есть посредники-иудеи во многих округах и в одном только в Перемышлянском округе велит покупать иногда 5 тысяч тонн, если там выдается хороший урожай.

Можно небезосновательно предположить, что каждый из корабельных мальчиков, которые в течение года часто сплавляют зерно в Гданьск, может сэкономить от 10 до 20 дукатов, так как на обратном пути вся группа идет обычно пешком и живет нищенски, насколько это возможно.

Тем лучше можно смаковать жизнь во время сплава по Висле до Гданьска, потому что каждому человеку, находящемуся на судне, как правило, бесплатно дают дважды в день полфунта сала (200 грамм — ред.) и, кроме этого, водку. Принято, что это, и еще хлеб, было единственной едой корабельных рабочих на реках Сян и Висла.

Все сало привозят из Збаража, где, не считая венгерских рынков, есть крупнейший подобный рынок монархии. В один только Казимир в Западной Галичине ежегодно поставляют на 1000 дукатов (дукат содержал 3,4 грамма чистого золота — ред.) сала из Збаража, где большая часть жителей занимается преимущественно торговлей поросятами и салом.

Наряду с изготовлением кораблей для рек Сян и Висла, важным ремеслом является подготовка корабельной древесины для морских кораблей в Перемышлянском округе, а также в округе Золочев. Рабочему, который вырубает и заготавливает древесину, платят очень мало. Хотя за древесину, которую отправляют из Гданьска в страны Европы и используют в портах во время судостроения, в Галичину поступает много денег. Крупнейшими торговцами корабельной древесиной ныне являются Йозеф Мендель из Казимира и Моисей Пинкес из Львова. На один плот нагружают 120 коп палок, каждый коп насчитывает 60 штук. За один коп платят от 4 до 8 голландских дукатов, золотыми монетами.

Из галицких евреев, занимающихся торговлей мачтами, после усердных поисков познакомился только с Исааком Гершем из свободного города Броды. Собственно, недалеко от этого пограничного города на российской территории в городе Берестечко находится обычно корабельный капитан с несколькими матросами, которые также неплохо разбираются в изготовлении мачт и умеют выбирать дерево для них, а также рей, трапа, езельгофта и др. Почти все эти люди родом из Риги.

Исаак Герш уже не раз скупал целые лесные угодья у помещиков в Золочевском округе. Он платит шляхтичам один дукат за каждое срубленное дерево, безразлично какое. Закупщики из Берестечка за подходящее дерево платят Исааку от 16 до 20 дукатов. Но тот сам должен транспортировать дерево через границу в Берестечко на собственный риск и за собственные деньги.

При случае скажу, что ни в одном округе Галичины не производится столько парусного полотна, как в Золочевском. Часто в Гданьск отсюда одновременно отправляют по воде сразу 100 тюков. Один такой тюк содержит 30 аршинов (1 аршин — 0,7 метра, следовательно, 2,1 километра полотна — ред.).

Читайте также 10 фактов о доставке украинского зерна в порты во времена Речи Посполитой

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментарии


Комментировать