Вверх

Сервитут на причалы в Николаевском порту: падёт ли последняя цитадель?

Сергей Неделько, Адвокат, руководитель Одесского офиса ЮФ «Ильяшев и Партнёры»
14 января 2020

В сентябре 2019 года, вооружившись рекомендательными разъяснениями Антимонопольного комитета, АМПУ объявила очередной крестовый поход против семи стивидоров Николаевского морского порта, которые продолжают использовать причалы по договору сервитута.

В своем пресс-релизе от 26 сентября АМПУ подтвердила готовность урегулировать спор в досудебном порядке, однако еще 02 сентября все семь исков о прекращении сервитута были поданы в хозяйственный суд Николаевской области. И вот под занавес 2019 года хозяйственный суд вынес первые четыре решения.

Краткий экскурс в историю  

Портовые операторы хорошо помнят эпопею с подписанием договоров сервитута на причалы, что стало итогом проведения портовой реформы и вступления в силу Закона «О морских портах Украины». Несмотря на наличие существенных вопросов относительно правомерности (с точки зрения правовой природы правоотношений), эффективности (с точки зрения перспектив развития отдельного инвестора) и экономической обоснованности (размер платы был установлен приказом АМПУ от 12.06.2013 г. № 6), именно сервитут был выбран в качестве приоритетного (а по факту – единственного) инструмента для пользования причалами. В 2013 году АМПУ все стивидорные компании в ультимативной форме и в срочном порядке были переведены на договоры сервитута.

Постановлением Кабмина от 07.07.2015 года № 483 был дополнен Перечень специализированных услуг, предоставляемых в морских портах субъектами естественных монополий, которые подлежат государственному регулированию, новой услугой –обеспечение доступа портового оператора к причалу (спецуслуга). Распоряжением от 14.12.2015 года № 1331-р Кабмин согласовал тарифы на спецуслугу, а приказом от 18.12.2015 года № 541 Мининфрастурктуры были утверждены тарифы и порядок расчета платы, после чего в считанные дни до конца 2015 года в турборежиме и под натиском АПМУ практически все стивидоры перешли на специализированную услугу, несмотря на невыгодность и весьма сомнительную природу такой «услуги». На сегодняшний день отсутствует понимание, в чем именно заключается материальное или нематериальное благо (услуга), созданное в результате деятельности АМПУ по оказанию спецуслуги. В отношении АМПУ выгоды были более чем очевидны: упрощенная процедура заключения договора (без привлечения МИУ / ФГИУ и необходимости соблюдения длительных процедур, как в случае с арендой или концессией), увеличение поступлений в 7-10 раз по сравнению с сервитутом, получателем средств выступает исключительно АМПУ.  

Первый крестовый поход

Однако некоторые операторы Николаевского морского порта вступили в открытую конфронтацию с АМПУ и отказались подписывать договоры на спецуслугу, в связи с чем в 2016 году АМПУ инициировала несколько последовательных судебных процессов с требованиями о прекращении договоров сервитута, а также понуждении внести изменения в договор в части увеличения платы за сервитут. Касательно прекращения договоров сервитута свою позицию АМПУ аргументировала прекращением обстоятельств, которые были основанием для установления сервитута (п. 4 ч. 1 ст. 406 ГК Украины), а именно вступлением в силу вышеуказанных нормативных актов, которыми внедрялся иной способ доступа к причалу (спецуслуга).            

По результатам рассмотрения суды отклонили иски АМПУ, а суд кассационной инстанции заключил, что услуга по обеспечению доступа к причалу и пользование причалами на основании договора сервитута являются разными по своей природе. Услуга по обеспечению доступа к причалу, как вид обязательственных правоотношений, не может заменить сервитут, который относится к вещному праву. Также суд разъяснил, что под обстоятельствами, которые были основанием для установления сервитута, следует понимать не принятие актов Правительства, а необходимость выполнения комплекса работ по перевалке грузов в порту с использованием причалов и портовой инфраструктуры. Попытки АМПУ увеличить плату за сервитут в судебном порядке также завершились неудачно.

Второй крестовый поход

В августе этого года в ответ на запрос АМПУ получил рекомендательные разъяснения Антимонопольного комитета, который пришел к выводу, что пользование причалами по договору сервитута может привести к нарушению антимонопольного законодательства (ст. 13 ЗУ «О защите экономической конкуренции»), поскольку плата за сервитут в 7-10 раз меньше, чем стоимость услуги по доступу к причалу, поэтому стивидоры-сервитуарии получают неконкурентные преимущества. В развитие выводов и расчетов Антимонопольного комитета, АМПУ ссылается также на недополучение средств за пользование причалами, чем в конечном итоге нарушаются интересы государства. По мнению АМПУ, выводы в рекомендательных разъяснениях следует считать обстоятельствами, которые имеют существенное значение, для целей прекращения договора сервитута на основании ч. 2 ст. 406 ГК Украины. В связи с этим 02 сентября 2019 года АМПУ были поданы семь исковых заявлений о прекращении сервитута на причалы.

Следует отметить, что Гражданский кодекс Украины не содержит перечня обстоятельств, которые имеют существенное значение, в понимании ч. 2 ст. 406 ГК Украины. Согласно постановлению Пленума ВССУ «О судебной практике по делам о защите права собственности и других вещных прав» от 07.02.2014 г. № 5 (п. 38), под такими обстоятельствами следует понимать нарушение условий договора сервитута со стороны пользователя, повлекшее существенное нарушение прав собственника. Проанализировав судебную практику по применению ч. 2 ст. 406 ГК Украины, вынужден констатировать фактически отсутствие таковой за исключением нескольких гражданских дел, в которых суды следовали разъяснениям Пленума ВССУ. В этой связи, можно утверждать о некой уникальности дел по искам АМПУ с точки зрения создания новой правоприменительной практики.

Обращаясь к теории права в разрезе толкования дефиниции «обстоятельства, имеющие существенное значение» (ч. 2 ст. 406 ГК Украины), стоит обратить внимание на следующее. Термин «обстоятельство» означает определенный юридический факт, с которым закон и/или договор связывает наступление соответствующих правовых последствий в виде возникновения, изменения или прекращения определенных правоотношений. Важно отметить, что обстоятельством является явление действительности, которое произошло в форме юридически значимого действия или события. Рекомендательные разъяснения в силу своего необязательного характера не создают, не изменяют и не прекращают каких-либо прав и обязанностей для третьих лиц, следовательно, не порождают никаких правовых последствий. В этой связи, на наш взгляд, разъяснения Антимонопольного комитета с предположением о возможном нарушении антимонопольного законодательства не могут считаться «обстоятельствами, имеющими существенное значение» в понимании ч. 2 ст. 406 ГК Украины и основанием для приращения сервитута.  

Выводы судов первой инстанции

09 декабря практически одновременно хозяйственный суд (в двух разных составах) вынес первые четыре решения, в которых отказал в удовлетворении требований АМПУ. Мотивируя свои решения, суды пришли к следующим ключевым выводам:

  • существующие между АМПУ и портовым оператором на основании сервитута правоотношения не могут быть заменены договором доступа к причалу (срецуслуга), поскольку они различны по своему объему и сути и не являются равнозначными; в свою очередь Постановление Кабмина от 07.07.2015 года № 483 не содержит требования о прекращении других договоров на пользование причалами, в частности сервитута;
  • в рекомендательных разъяснениях Антимонопольный комитет приходит к выводу только о «возможности», а не свершившемся факте нарушения ст. 13 Закона Украины «О защите экономической конкуренции»; также отсутствует вывод о том, что сервитут нарушает права других субъектов хозяйствования;
  • суд обратил внимание, что выводы Антимонопольного комитета сделаны исключительно в пределах и на основе информации и документов, предоставленных самим АМПУ в запросе; при обработке запроса комитет не назначал каких-либо экспертиз, не привлекал профильных специалистов, не проводил исследования рынка оказания стивидорных услуг в Николаевском морском порту, не обращался в суд с запросами о предоставлении информации о судебных делах по делам о защите экономической конкуренции и т.д.;
  • об отсутствии обстоятельств, имеющих существенное значение, в понимании ч. 2 ст. 406 ГК Украины свидетельствует также неприменение к АМПУ санкций за нарушение антимонопольного законодательства.

В итоге суды заключили, что предположение Антимонопольного комитета о вероятности нарушения антимонопольного законодательства, изложенное в рекомендательных разъяснениях, не является обстоятельством, имеющим существенное значение, для прекращения сервитута на основании ч. 2 ст. 406 ГК Украины. Кроме того, традиционно ссылаясь на прецедентную практику ЕСПЧ, суды установили, что законные ожидания (legitimate expectations) и имущественный интерес портового оператора в отношении пользования причалами на основании договора сервитута приравниваются к имущественным правам лица и подлежат защите Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Надлежащая судебная охрана законных ожиданий являются результатом беспрекословного соблюдения принципа юридической определенности, как составляющего элемента принципа верховенства права.

Остальные решения по трем искам будут вынесены хозяйственным судом Николаевской области в январе 2020 года, однако уже в другом составе судей, которые, возможно, займут другую позицию. Так или иначе, есть уверенность в том, что стороны намерены сполна реализовать свое право на судебную защиту и мы увидим длительное противостояние во всех трёх инстанциях. Однако с учетом предыстории вопроса и нынешней позиции сторон, по моему мнению, ключ к разрешению спора АМПУ следует искать не в коридорах судов. 

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции сайта
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Все мнения автора

Комментарии


Комментировать